Того же духа, что и Апостол Любви  

Самый добрый 

Святитель Тихон

Самый добрый 

Свт. Тихон стал первым Патриархом Всероссийским после 200-летнего синодального периода. Это произошло в те дни, когда только что пришли к власти богоборцы-большевики, и об этом все время напоминали пушечные залпы, поскольку обстреливали Кремль. И именно это обстоятельство положило конец сомнениям и спорам – большинству участников Поместного собора 1917 г. стало ясно, что при такой угрозе Православию и Церкви единовластие становится необходимым.

Большинством голосов было выбрано три кандидата-архиерея: Антоний Храповицкий, Архиепископ Харьковский, Арсений Стадницкий, Архиепископ Новгородский и Тихон Беллавин, Митрополит Московский. Первого называли самым умным, второго – самым строгим, а смиренного Тихона – самым добрым.

И когда 5 ноября, по церковному стилю, 1917 года. иеросхимонах Алексий из Зосимовой Пустыни после долгой молитвы перед Владимирской иконой Божией Матери в храме Христа Спасителя вынул жребий патриаршего служения, то оказалось, что он пал на «самого доброго».

Сам Бог, Матерь Божия, которая приняла лишенную монарха Россию под свой державный Омофор явлением в день отречения Императора Державной Своей иконы, избрали для Русской Церкви самого доброго Патриарха. Только такой Первостоятель мог сохранить Церковь в ту страшную пору.

«Самый умный» из кандидатов – владыка Антоний Храповицкий – впоследствии, в кругу близких ему людей, по словам некоторых свидетелей, признавался, что он, сделавшись Патриархом, занял бы более жесткую позицию, которая могла бы привести к более крутым ответным мерам со стороны большевиков по отношению к Церкви, чреватым для нее гибельными последствиями.

Он был непреклонный монархист, гордый величием былой России, незадолго до революции вслух мечтавший о покорении Константинополя и Иерусалима под нозе русского Царя и о распространении на эти области русской культуры.

Итак, на Патриарший Престол Промыслом Божиим был избран самый добрый, кроткий и смиренный из кандидатов. Покорный Воле и Промыслу Божию.

Святитель Тихон провозгласил парадоксальную христианскую позицию – именно во время братоубийственной бойни следует прежде всего соблюсти заповедь о любви к врагам. Призывал верных: «Чадца, не сходите с пути крестнаго, низпосланнаго нам Богом». Не благословил белое движение и отлучил от церковного общения всех принимавших участие в братоубийстве – как красных, так и белых… Молился и за народ Божий, и за гонителей, – об их обращении и покаянии.

О любви к врагам

Сделавшись Патриархом в лихое время гонений, он говорил, что именно в это тяжелое и страшное время, когда идет братоубийственная бойня, мы должны в первую очередь исполнить заповедь любви к врагам, что не должно быть ненависти и мщения.

Он обличал новую богоборческую власть. Но, жалея народ Божий и молясь за него, он молился и о спасении душ гонителей. Он молился за всех – и за младенцев, которые лишены крещения, и за старцев, лишенных христианского напутствия и погребения, и за юношей и дев, совращаемых в блуд, поскольку нет таинства брака, за весь народ Божий, лишенный спасительных Церковных таинств, и самое главное – причастия. И в конце этой молитвы за народ он присовокупляет и прошение за гонителей, которые все это натворили, чтобы Господь не погубил их окончательно, но чтобы, если возможно, обратил их к Себе, чтобы они остаток дней провели в истинном покаянии.

И, может быть, самый яркий пример действенности этой молитвы о гонителях – покаяние Е.А. Тучкова, который возглавлял отдел ЧК, задачей коего было уничтожение Церкви, как социального института. Именно он причинял Святейшему Тихону самые тяжелые нравственные мучения своими частыми изнурительными допросами. Известна запись о нем рукой Патриарха: «вот придет ко мне некто в сером и будет меня мучить»… Понятно, что из всех гонителей именно о Тучкове, который непосредственно досаждал лично Патриарху – именно о нем, по логике истинного христианства, больше всего должен был молиться Святейший… И вот, перед смертью от тяжелейшего рака Тучков более 2,5 часов исповедовался Патриарху Алексию I, о чем рассказано в кинофильме «ВЧК против Патриарха Тихона». Шел уже 1957 г. Все коллеги Тучкова, по логике революции, пожирающей своих творцов, к тому времени были уже уничтожены, а он, видимо, по молитвам Святейшего и своих верующих сродников продолжал оставаться в живых, созревая для покаяния…

Во время «домашнего ареста» святителя Тихона в Донском монастыре две девушки, чекистки, сменявшие друг друга, были приставлены от ГПУ для наблюдения за святителем Тихоном. Они должны были следить, чтобы он «соблюдал дисциплину» и не нарушал правил пребывания под стражей. Одна из них была из дворян, а другая – из простых. Так вот, которая из простых спрашивает у своей подруги – «Почему он с такой добротой и сердечностью к нам относится? Ведь, мы – его враги». А та ей объясняет: «Это он исполняет Евангельскую заповедь о любви к врагам»…

Благой лик Православия

Святитель Тихон взошел на крест патриаршего служения в лихие дни богоборческого пленения России. И он полностью отдавал себе отчет в том, что его ожидают не слава и почести, воздаваемые архиерею, но именно крест.

Первыми его словами были: «весть об избрании меня в патриархи является для меня тем свитком, на котором написано: ”плач, и стон, и горе”. И каковой свиток должен был съесть пророк Иезекииль»…

Господь сказал о последних, антихристовых временах перед концом света: «От умножения беззаконий оскудеет любовь многих, и Сын Человеческий, пришед, найдет ли веру на земле».

Оскудеет любовь, а это значит, что благодать Божия уйдет из сердец человеческих – именно, спасительная благодать, которая спасает. То есть, по слову преподобного Серафима, стяжание, накопление благодати – Божественной энергии – есть цель христианской жизни, потому что именно изобильная благодать, накапливающаяся в сердце, доставляет человеку спасение, Царство Небесное внутрь нас. Это, именно, – возвращение Бога в сердце человеческое, возвращение потерянного рая. А оскудение благодати означает оставление Богом человека, лишение его этой Блаженной Вечности.

И именно в моменты всеобщего взаимного озлобления, ожесточения возрастает опасность этого оскудения любви, а вместе с ней и спасительной благодати в сердцах человеческих.

И то, что сказано Господом о последних, антихристовых временах, относится и к тем временам умножения беззаконий, и вследствие этого – всеобщего взаимного озлобления и ожесточения, которые можно назвать репетициями пришествия антихриста, когда время от времени приходят предтечи антихриста, о которых святой Апостол Иоанн Богослов говорил, что есть много антихристов. Были они и в начале XX века – во времена святителя Тихона, есть они и сейчас…

Святитель Тихон был прославлен в день памяти св. Апостола Иоанна Богослова, что, по словам о. Иоанна Крестьянкина, не случайно, ибо он того же Духа, что и Апостол Любви – именно Духа Святаго, цель Которого – не губить души человеческие, но спасать.

И вот, когда были обретены мощи Святителя, а святейший Патриарх Алексий II распорядился перенести их из Малого собора в Большой, они были поставлены около солеи. Но напор народа был таков, что их чуть не опрокинули. Тогда они были поставлены на солее и оказались, как бы случайно, около иконы Иоанна Богослова в иконостасе. Тогда их, собственно, больше и некуда было там поставить. Когда на следующий год, с наступлением холодов они снова были перенесены в теплый Малый собор, то вновь, как бы случайно, оказались около другой иконы Иоанна Богослова…

Еще до патриаршества святитель Тихон был архиереем в западных пределах Российской Империи и в Америке. В этих землях было много инославных и иноверных, и все они проникались большим почтением к Святителю, ибо живо ощущали тепло его любвеобильного сердца, по слову Спасителя, подобно солнцу согревающего всех – и верных, и неверных, и добрых, и злых, и праведных, и неправедных. В акафисте святейшему Патриарху написано: «Обилием любве мир удививый». И он там назван Патриархом претихим и предобрым. Поистине, он явил миру благой лик Православия.

Просвети душу мою любовию Креста Твоего

Мы каждый день взываем в вечерних молитвах: «Господи, просвети душу мою любовию Креста Твоего». И в этом смысле были сказаны и слова святителя Тихона, содержащиеся в его послании православному народу, в котором он предостерегает от вражды и мщения: «Чадца, не сходите с пути крестнаго, низпосланнаго нам Богом».

Враждебность отравляет сердце подобно яду змиину, как говорил святой Иоанн Кронштадтский, и ожесточает и убивает его, отгоняя спасительную благодать; любовь, напротив, животворит, умягчает и оживляет сердце, доставляя ему покой, радость, мир, долготерпение и блаженство.

Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Вот слова святого праведного Иоанна Кронштадтского, которые свидетельствуют, что и он – того же духа, что и тезоименитый ему Апостол Любви.

«Заповеди Господни надо исполнять без размышления, с поспешностью, по доверенности к  Законодателю. Например, о любви к врагам. Помолись о враге и увидишь, как хорошо тебе будет, как ты успокоишься, как будет тебе легко. Горька, как смерть, вражда. Да бегаем вражды, как яда змиина. Да держимся любви, ибо сладостна любовь.

Господи, всади и утверди во мне чувство искреннего доброжелательства ко всем людям. Даже ко врагам моим. Даже ко врагам веры и отечества моего. Отверзи их сердечные очи. Да увидят правоту нашу, да приимут Православие веры и единым сердцем и душою да прославят Тебя, единого в Троице Бога нашего. Да не творят нам зла. Да не противятся нам в правых делах наших. Буди. Да прославится имя Твое, Господи, во всех языцех и племенах человеческих. Аминь.»

Эти слова святаго Иоанна Крондштадского находятся в полном согласии с духом древней святоотеческой мудрости. Так, еще в III веке другой Иоанн, – Златоустый – высказывался в том смысле, что современные ему христиане весьма далеки от исполнения заповеди о любви к врагам. И что враждуют они со своими же единоверцами – членами одной с ними Церкви. Для преодоления этой вражды он тоже рекомендует, как действенное средство – молиться о своем враге. Советует молиться о враге и в том случае, когда враг не принадлежит к Церкви Христовой: «Ты скажешь мне – но мой враг – язычник, он иудей – молись, и будет таким, как ты»…

Заботиться о спасении души человеческой

Такого же духа любви, как и возглавивший сонм новомучеников и исповедников Церкви Русской святитель Тихон, был и священномученик Иларион, архиепископ Верейский, скончавшийся в заключении от тифа. Он имел такую тесную духовную близость со Святейшим Тихоном, что последний сделал его соавтором некоторых своих посланий к народу и властям.

Причастность к Божественной Любви у священномученика Илариона выразилась, не на словах, а на деле, в частности, в следующем эпизоде. Однажды, находясь в заключении на Соловках, он, во главе небольшой группы вольнонаемных бывших насельников

Свт. Иларион (Троицкий)

Соловецкой обители, пошел на верную смерть, чтобы спасти от верной смерти терпевшего бедствие в Белом море чекиста, отличавшегося феноменальным зверством по отношению к узникам Соловецких лагерей. Чтобы не погибла душа человеческая, находившаяся в страшном бесовском помрачении, но имела еще возможность покаяться. В глазах свидетелей этого поступка, которые были старожилами Соловков, было подлинным чудом, что в результате и спасенный, и спасатели остались в живых. После этого спасенный чекист, проходя однажды мимо распятия, в которое он совсем еще недавно выстрелил из револьвера, на этот раз снял фуражку и перекрестился…

Новомученики и исповедники Церкви Русской со святителей Тихоном во главе – носители той заповеданной всем христианам любви, которая обладает чудотворной силой обращать врагов и даже богоборцев в почитателей Имени Христова.

Разве не жалко этих людей?!

А вот – голос нашего современника – уже упоминавшегося почитаемого старца отца Иоанна Крестьянкина: «Как обязывает закон Христов относиться к гонителям Правды? На неприязнь, враждебность обязаны отвечать спокойствием, доброжелательством.

Надо твердо помнить, что зло никогда не побеждается злом. Апостол Павел наставляет: “никому не воздавайте злом за зло, но пекитесь о добром пред всеми человеками”.

Архим. Иоанн (Крестьянкин)

Не надо желать, чтобы гром и молния поразила наших гонителей, тех упорных, кощунственных безбожников, кто своим глумлением над верой причиняет нам невероятную боль, а надо молиться за них и жалеть их, потому что это самые несчастные люди на земле, ибо земная жизнь скоротечна, а вечная жизнь бесконечна. Сейчас они упорно противятся Правде, а некоторые открыто гонят ее. Но когда закроются их очи земные и откроются очи духовные, тогда страшно будет их прозрение! Разве не жалко этих людей?! Разве христианское сердце может желать кому-либо вечной гибели и ада? Если кто способен на желание кому бы то ни было такого непоправимого зла, кайтесь Господу!»…

Последний урок

Еще при жизни Спасителя Его любимейший ученик Иоанн, сын Зеведея, тогда еще юноша, безотчетно и горячо преданный своему Божественному Учителю, вместе со своим братом Иаковом – эти «Сыны Громовы» – вызвались свести огонь с неба, «как и Илия сотворил», чтобы наказать самарян за то, что они отказали в гостеприимстве их Божественному Учителю, поскольку «Его лице бе грядый во Иерусалим». Тогда еще Учитель сказал им: «Не знаете, какого вы Духа. Ибо Сын Человеческий пришел не для того, чтобы губить души человеческие, но чтобы их спасать».

Любовь и беззаветная преданность Учителю были таковы, что каждое Его слово тут же беспрекословно принималось юношей, ложилось на сердце и постепенно изменяло его существо; из непримиримого, можно даже сказать – ожесточенного, ревнителя он превращался в Апостола Любви.

Об этой любви и преданности свидетельствует то, что он стремился не отлучаться от своего Божественного Наставника, но, по мере возможности, постоянно быть подле Него. К такому заключению нас приводят, например, два случая, содержащиеся в Евангелии от Иоанна и отсутствующие в трех других, синоптических, Евангелиях.

Первый – это беседа с Самарянкой, свидетелем которой был только он, единственный из учеников, поскольку остальные пошли покупать провизию. А он, по своему обыкновению, подобно Марии, оставался у ног Учителя и оказался свидетелем этой беседы, которую и привел в своем Евангелии.

И другой случай: однажды ночью все спали кроме Иоанна, который благодаря этому стал свидетелем ночной беседы Господа с Никодимом, о которой он также сообщил миру, включив ее в свое Евангелие.

Беспрецедентная преданность Учителю, говоря его собственными словами, – «верность до смерти» выразилась, наконец, в том, что Иоанн продолжал следовать за Учителем и тогда, когда остальные ученики разбежались, он оставался с Учителем и во время Его крестных страданий до самого последнего возгласа – «Или, Или, лима савахфани» – и последовавшей за этим смерти…

И он был, следовательно, свидетелем и Его молитвы за распявших и издевавшихся над Ним.

Спаситель молился за врагов, вместо того, чтобы вызвать более 12-ти легионов Ангелов для их уничтожения. И это был последний урок любви, любви к врагам.

Учитель не только  словесно учил этому, но и показал делом, на Кресте – что, конечно, не должно было пройти бесследно для воспитания души Апостола Любви…

Ты благословил страдать

Вспоминая евангельский эпизод, когда Господь остановил желание сынов громовых свести огонь с неба на самарян, разъяснив, какого они Духа, мы наблюдаем в истории Церкви постоянное повторение этого сюжета. Так, через триста лет Макарий Великий со своим учеником, идя по египетской пустыне, встречают, порознь, идольского жреца с бревном на плече. И ученик напустился на него, называя служителем сатаны, за что был избит до полусмерти. А Макарий приветствовал – «Спасайся, трудолюбец» – и своей любовью и благоволением обратил его к Богу истинному.

Этот сюжет повторяется и сегодня – через две тысячи лет.

О. Николай (Гурьянов)

В качестве иллюстрации можно привести недавнюю беседу одного ревностного мирянина с почитаемым старцем Николаем Гурьяновым:

Мирянин:

– А сейчас, батюшка, так много сейчас всяких нападений идет, искушений разных, огромное количество просто. Отовсюду. И прежде всего, конечно, – на Россию, прежде всего. Просто со всех сторон нападают. Со всех.

О. Николай:

– Слава Тебе, Господи! Отец Небесный не оставляет нас. … Да. Радуйтесь и веселитесь, когда кто обидит. Имя знаете – помолитесь. Да. За него. Что «Господи, прости, какой я счастливец, что все-таки Ты благословил страдать». Понял? Радоваться. … И молиться. Видите, как Господь нас любит. Только мы часто не понимаем эту радость. Да. Тоже готовы взять дубину и дать…

На вопрос, каково самое главное качество отца Николая, о. Валериан Кречетов ответил:
– Любовь, конечно. Когда его в одном из интервью спросили, что бы он хотел пожелать слушателям, он  сказал: «Любвеобильности ко всему, что тебя окружает. Ко всему».

Итак, Церковь объединяет людей разного «духовного возраста». И многие молодые, в духовном смысле, не знают, какого они Духа, но ведут себя так, как сыны Громовы, пожелавшие испепелить самарян небесным огнем. Пришедшие же в совершенный духовный возраст, исполняют заповедь о любви к врагам и являют миру благой лик Православия, то есть, именно, знают, какого они Духа, и являют его – Духа, цель Которого не губить человеческие души, но спасать их.

Заслуживает только сожаления тот факт, что мир более склонен судить о Православии по тому ожесточенному и озлобленному лику, который являют именно младенствующие духом ревнители не по разуму.  И получается – «ради вас имя Божие хулится у язычников».

Господь сказал о последних, антихристовых временах перед концом света: «От умножения беззаконий оскудеет любовь многих, и Сын Человеческий, пришед, найдет ли веру на земле».

И то, что сказано Господом о последних, антихристовых временах, относится и к тем временам умножения беззаконий, и вследствие этого – всеобщего взаимного озлобления и ожесточения, которые можно назвать репетициями пришествия антихриста.

Генеральной репетицией пришествия антихриста была как раз наша богоборческая революция и взятие власти большевиками, когда чрезвычайно умножались беззакония и оскудевала любовь…

И вот, когда усиливалось это беззаконие накануне, и во время этой революции, и после победы революционеров, и были посланы Богом великие святые, в их числе – св. праведный Иоанн Кронштадтский, свт. Тихон, Патриарх Всероссийский, «обилием любве мир удививый», а также прп. Силуан Афонский, которые подчеркивали значение этой главной заповеди – Любви Христовой, любви к врагам, без которой невозможно наше спасение.

Святитель Афанасий (Сахаров)

Особенно вескую лепту в подтверждение необходимости исполнения главной Евангельской заповеди внесли новомучники и исповедники Российские. Такие люди, как Афанасий (Сахаров), Иларион (Троицкий), Павел (Троицкий), Павел (Груздев), отец Арсений, отец Михаил Труханов, архим. Иоанн (Крестьянкин) своей болью выстрадали это учение о любви. Это выработанное в горниле мучений и скорби сверхчеловеческой свидетельство особенно ценно. Эти новые страстотерпцы внесли драгоценный вклад в учение о любви к врагам не только своими словами, но своей жизнью, своим подвигом. Они сохранили образ Бога Живаго среди бесчеловечных, экстремальных обстоятельств, которые ставят на грань нестерпимой муки и гибели человеческую плоть и человеческую душу. Вот на этой грани они подтвердили этот христианский идеал, который один только может сохранить душу, ее Богоподобие.

о. Павел (Троицкий)

Вот эти новомученики, исповедники убеждались, что как только они допустят в своем сердце злобу даже к этим палачам, так их покидает Благодать Божия. И в таком совершенно опустошенном состоянии, когда нет помощи Божией, они могут как раз тут и сломаться, и оклеветать и выдать своих друзей, и отречься от Христа. Так что в этих экстремальных условиях, в условиях допроса с пристрастием и вообще в крайних обстоятельствах концлагерей их главная забота была не о том, чтобы остаться в живых, чтобы это вот тело, биологическое естество наше, сгусток живой материи остался неповрежденным, а чтобы сердце и душа остались богоподобными. Чтобы их не оставила любовь Христова. Чтобы они не превратились в озлобленных, мстительных чудовищ. Они опытно убеждались, что только сохранение любви удерживает в сердце благодать, то есть именно Помощь Божию, лишение которой в обстановке чрезвычайного психологического и физического давления со стороны палачей может привести, например, к оговору, лжесвидетельству и предательству, не говоря уж е об отречении от Христа и лишении Царства Небесного. И здесь их подвиг – особенно громогласный, подтверждающий спасительную Христову Истину.

О. Павел (Груздев)

К этой плеяде великих исповедников с полным основанием и в первую очередь следует причислить святейшего Тихона – главу и вождя русского духовного воинства. Ему больше, чем кому бы то ни было, необходимо было сохранить сердце от ожесточения. Если бы оно лишилось благодати и он был сломлен, то эта его личная катастрофа была бы катастрофой для всей Церкви. Но пастырь не был поражен, и овцы не рассеялись…

О. Михаил Труханов

И то, что святитель Тихон, парадоксальным образом, провозгласил самой главной задачей во времена братоубийственной бойни – соблюдение Евангельской заповеди любви к врагам, – было не голословным заявлением, но основано на его личном тяжелейшем духовном опыте и подкреплено великим самоотверженным крестным подвигом всего огромного сонма новомучеников и исповедников Российских.

Пожалей рабов Твоих и обрати их на покаяние

Слова святителя Тихона о том, что именно в бедственное время ожесточенной розни следует прежде всего исполнить заповедь о любви к врагам становятся все более актуальными в наше время. Мы знаем о том, что взаимное ожесточение во времена антихриста будет все усиливаться и достигать своих самых крайних степеней. Сюда как раз относятся слова Спасителя, что «от умножения беззакония оскудеет любовь многих, и Сын Человеческий, пришед, найдет ли веру на земле». Ибо в тех сердцах, где нет любви, нет и Бога. Но, вселившийся в такие сердца супостат уничтожает веру. Поэтому при крайней степени взаимного ожесточения, когда велик соблазн ожесточиться самому, и нужно быть бдительным и хранить от этого ожесточения сердце, чтобы не потерять благодать Святаго Духа и, следовательно, – Царство Небесное.

И для этого каждому из нас особенно в это немирное время необходимо оградить сердце именно исполнением заповеди о любви к врагам. Мы должны желать им не вечного геенского огня, но спасительного покаяния – «изменения ума» (μετάνοια), восстанавливающего первозданную красоту души, возвращающего ее богоподобие.

Преп. Силуан Афонский

Как завещал прп. Силуан Афонский, «Если кто вас обижает или бесчестит, или отнимает что ваше, или гонит Церковь, молитесь Господу говоря: “Господи, все мы – создание Твое; пожалей рабов Твоих и обрати их на покаяние”. И тогда ощутимо будешь носить в душе своей благодать».

Блаженны миротворцы

Все это наводит нас на некоторые размышления по поводу захоронений на территории Донского монастыря и нового кладбища. И эти размышления касаются идеи национального примирения, которую сегодня пытаются осуществить в нашей стране.

Здесь присутствуют останки и прах и жертв, и палачей, которые иной раз сами становились жертвами, и белых, и красных, которые сражались каждый за свою правду, как они ее понимали. И потомки и почитатели тех и других приходят на эти могилы и к этим гробам. И среди погребенных есть люди достойные, которые по замыслу монастырского руководства могут стать объектами внимания интеллигенции и учащейся молодежи. И здесь возникает опасение, что из них могут сделать кумиров, но при всех их достоинствах они не были святыми, им были свойственны известные пристрастия.

Святой только один – это Патриарх Тихон. В посвященном ему акафисте сказано: обилием любви он мир удивил.

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)

Добавить комментарий

Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Солнце России».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.

#