Братья-просветители

Христос воскресе!
Сегодня мы совершаем память святых братьев, просветителей славян – равноапостольных Мефодия и Кирилла, в крещении Константина.
С именем Кирилл он принял великую схиму, когда за пятьдесят дней до смерти получил от Бога извещение о своей близкой кончине.
Он был младшим сыном солунского воеводы Льва, у которого было семеро сыновей. Старшим был Мефодий.


Св. Мефодий был вначале военачальником и получил в управление одно из славянских княжеств, входившее в состав Византийской империи. Это было промыслительно, так как позволило ему познакомиться со славянским языком, что впоследствии оказалось необходимым для его апостольской миссии.
После десятилетнего управления княжеством он оставил мир и удалился в иноческую обитель на горе Олимп в Малой Азии. А впоследствии он сделался настоятелем другого монастыря недалеко от этой горы.
Одно время вместе с ним на горе Олимп подвизался и его брат Константин, тоже пытавшийся уйти от мира, но был найден и вновь отозван Императором в Константинополь для просветительской миссии.
Еще в семилетнем возрасте, то есть, именно в том пограничном возрасте, когда кончается младенчество, и человек вступает в сознательное состояние ответственности за свои согрешения, имело место знамение того, что на блаженном отроке Константине почивает Дух Премудрости Божией. В сонном видении ему представилось, что воевода собрал всех девиц города и предложил ему выбрать одну в невесты. Он выбрал самую красивую, со светлым лицом и благолепными золотыми украшениями. Имя избранницы было София, то есть, именно, по-гречески, – Премудрость.
Уже вскоре стало подтверждаться, что Премудрость Божия соделала отрока Константина своим обиталищем. Это, во-первых, сразу проявилось в том, что, отданный в книжное обучение, он превзошел всех сверстников своими способностями и успехами.
И даже уже в юности уразумев тщету мирских утех, решил посвятить всю временную жизнь стяжанию Божией Премудрости. Особенно он возлюбил творения Григория Богослова и ему особенно молился о помощи в достижении этой цели. И о том, чтобы приобретенная таким образом Премудрость помогла ему в полную меру потрудиться для Бога.
Назидательно само происшествие, побудившее юношу Константина презреть мирскую суету и безраздельно устремиться к стяжанию Божией Премудрости. Однажды вместе со своими сверстниками он отправился на обычную в те времена для юношей его круга соколиную охоту. По Божию Промышлению поднялся неимоверной силы ветер, который безвозвратно унес неизвестно куда его любимого сокола. Это вызвало в нем большое огорчение и даже потрясение. Он долго не мог придти в себя, но это привело его к глубокому раздумью и спасительным мыслям о том, что нельзя в этом мире ни к чему, ни к какой твари привязываться сердцем, как к идолу. Ибо ничто не вечно, все может быть утрачено кроме единого Бога, который один вечен и который есть сама Любовь, и Жизнь, и Истина, и Премудрость.
Его ревностное стремление к знанию, поиски лучших учителей и молитва о Божием содействии в этом привели к тому, что с помощью Божией он действительно достигал поставленных перед собою целей. Обстоятельства промыслительно сложились так, что он стал обучаться у лучших учителей вместе с юным царем Михаилом, сыном св. царицы Феодоры. Так, как Григорий Богослов, которому он молился о помощи в учении, обучался вместе с Василием Великим у лучших учителей в Афинах.
Кроме христианского Богословия он овладел всею еллинскою ученостью и риторикой, что помогло позже, например, в его словесных баталиях с сарацинскими мудрецами, весьма почитавшими Аристотеля, знатоками логики, геометрии, астрономии и других разделов еллинской науки.
Удивляя всех своей мудростью, он еще в юности получил прозвище философ, и возведенный в священный сан, стал патриаршим библиотекарем при церкви Св. Софии. Так Премудрость Божия, содержавшаяся в Божественных книгах этой главной византийской библиотеки при благолепном кафедральном патриаршем Соборе, носящем имя все той же Софии – Премудрости Божией, как бы соделала его своим женихом.
Таким образом, можно сказать, сбылось вещее сновидение семилетнего отрока, выбравшего из всех городских красавиц именно ее – Божию Премудрость. Церковь Святой Софии, благолепно украшенная, напомнила явившуюся ему во сне прекрасную деву с тем же именем. И это произошло сразу после того, как он отказался от богатой, красивой и знатной невесты.
Все эти обстоятельства были как бы знаками, символически подтверждающими реальность того, что Премудрость Божия присутствовала в уме и сердце блаженного Константина.
Его превосходство в премудрости и то, что это было известно Царю, который, собственно, был его соучеником, можно сказать, одноклассником, а также и Патриарху Фотию, который был как раз одним из трех учителей, обучавших его вместе с царским сыном, – все эти обстоятельства сыграли свою промыслительную роль в жизни и деятельности Константина. Ибо они послужили причиной того, что в случаях, когда где-то требовалось свидетельство христианской веры, то Царь и Патриарх не находили никого, кто превосходил бы Константина мудростью и даром слова. И так он был посылаем в те страны, из которых поступали запросы, когда правители просили прислать кого-нибудь способного толково изъяснить учение о Пресвятой Троице или вообще помочь в деле христианского просвещения.
Известны три такие посольства – к сарацинам, к хазарам, находившимся под влиянием иудеев, и к славянам, – язычникам, среди которых начало распространяться Учение Христово. В первом случае Царь и Патриарх послали Константина к сарацинам в ответ на их грамоту, присланную с посольством в Константинополь, в которой они просили прислать сведущих мужей, способных изъяснить им христианское учение о троичности Единого Бога. Пусть они, дескать, побеседуют с нами и убедят нас, ибо странно для нас слышать, как вы, христиане, утверждая о единстве Бога, в то же время разделяете Его на три части.
Второе посольство, вместе с его братом Мефодием, – к хазарам – состоялось в ответ на просьбу их Кагана прислать сведущего человека для ознакомления с христианским учением. Ибо, хотя иудеи преимущественно господствовали среди хазар в делах веры, но последние уже начали испытывать на себе влияние исламских миссионеров и поэтому решили познакомиться и с христианским учением для того, чтобы сделать осмысленный выбор.
И поскольку первые два посольства состоялись в тех местах, где господствовало единобожие, то и там, и там речь естественным порядком заходила о понятии Святой Троицы. В обоих случаях Константин сумел найти удачные уподобления для изъяснения троичности Единого Бога.

В первом случае он уподобил Пресвятую Троицу Солнечному кругу и исходящим от него свету и теплу. А во втором – спросил у хазарского Кагана: кто из его подданных будет пользоваться у него большим доверием и дружбой, и кого он будет держать при своем дворе? Того, кто почитает его, но пренебрегает его словом и не терпит его дыхания? Или того, кто не только почитает его, но также всецело внимает его слову и не отвращается от его дыхания?


Сарацины, потерпев поражение от Константина в словесных баталиях, решили умертвить его, подсыпав смертоносный яд в предложенный ему напиток. Но последний не повредил ему по неложному Евангельскому обетованию: «аще и что смертное испиют, не вредит» истинно верующим.
Пораженные этим чудом сарацины с честью и дарами отпустили домой Константина и его спутников.
В результате второго посольства – к хазарам – крестилось двести человек, и сам Каган со многими другими стал готовиться к принятию христианской веры.
И возникшая таким образом у хазар Христианская Церковь стала окормляться священниками, которых Константин захватил с собой из Херсонеса.
Но самый большой успех апостольской миссии Константина и Мефодия был результатом третьего посольства – к славянам.
В первых двух случаях результат был не столь велик; единобожие мусульман и иудеев в меньшей степени поддается христианской проповеди, чем многобожие язычников. И, таким образом, особенно обильный плод сего спасительного сеяния Слова Божия принесли именно славянские земли.
Константин и Мефодий были посланы в Моравию в ответ на просьбу моравского князя Ростислава, по словам которого моравляне были уже обращены в христианство, но языковый барьер не позволял им с достаточной ясностью проникнуться истинами Евангельского учения и воспринимать во всей полноте Богослужение Христианской Церкви.
Изобретенная Константином славянская азбука и осуществленный святыми братьями перевод Слова Божия на славянский язык имели, в конце концов, результатом приобщение к Церкви славянского мира. Помимо Моравии к Церкви впоследствии присоединилась Болгария, Сербия, Чехия, Паннония.
В Польше кириллица также получила вначале распространение, но потом засилье немецких священников привело ее к изоляции от церковно-славянской традиции. К Польше впоследствии присоединилась в этом отношении Чехия.
Но самый основной и ощутимый результат промыслительной апостольской миссии Кирилла и Мефодия – это наступившее два столетия спустя приобщение к Церкви Христовой восточных славян и возникновение великой Русской Православной Церкви в Московском Государстве, которое стало оплотом Православия после упадка Византии. Москва распространила Православие на огромных географических пространствах на европейском, азиатском и американском континентах. Включила в него многие племена и народы финно-угрского, монгольского, тюркского происхождения, которые в результате отчасти ассимилировались и влились в состав русского народа. Приняла под свое покровительство и защиту от магометан христианские народы Грузии и Армении. Распространила свою миссионерскую активность на Японию, Китай, США.
А великие исторические катаклизмы ХХ века привели, с одной стороны, к тому, что к великому сонму святых, в земле Российской просиявших на протяжении тысячи лет существования Русской Церкви, в короткое время добавился огромный сонм новомучеников и исповедников российских.
А с другой стороны – к возникновению русскоязычной диаспоры, в результате чего возникли новые очаги Православия практически во всех странах мира. При усилении апостасии и антихристианской цивилизации эти очаги Православия везде дают возможность людям, духовно голодающим подобно блудному сыну, обрести спасительную духовную альтернативу [1].
Помолимся же равноапостольным братьям Кириллу и Мефодию, чтобы их святыми молитвами и те наши соотечественники, которые увлечены приманками антихристианской цивилизации, не погибли. Но ощутив животворную Божию благодать, обильно источаемую отечественной Православной Церковью [2], приобщились к ее Богоспасаемой пастве и наследовали со святыми Блаженную Вечность…

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)

1.Ср.: Анатолий Кашка

КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ

Как ты красива, славянская вязь,
Как ты легко в наши души вплелась.
Только вот жаль, что мы позабыли О Мефодии и Кирилле…

Припев: Кириллица… Кирие элеисон…

Богопознанья источник вы нам подарили,
Верною Господу двоицей были,
Словом Господним славян просветили –
Мефодие и Кирилле.

Припев.

Чтоб чрез славян Божью Правду могли
Люди познать аж до края земли, –
Слугами Божьего Промысла были
Мефодие и Кирилле!..

Припев.

2. Поруганной, оплеванной и до сих пор терпящей поругания, увы, часто по вине ее членов, ради которых имя Божие хулится у внешних.

Добавить комментарий

Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Солнце России».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.

cih.ru