Уроки юродства. Преподобный Гавриил (Ургебадзе)

Кто такие юродивые? Это те, кто уже проник и живет в Царствие Небесном, а от того абсолютно свободен вытворять все, что угодно, здесь, на земле. «Люби Бога и делай, что хочешь», — говорил блаженный Августин. А юродивые любят Бога так, что хотят делать все, как Он, для Него и только в Его славу! Сегодня в день памяти преподобного Гавриила (Ургебадзе) берем у него уроки юродства.

gabriel_ts

Эти всемогущие, ибо их сила от Бога, эксцентричные цари не от мира сего творчески исповедуют Христа Воскресшаго. А Он сказал: Дана Мне всякая власть на небе и на земле (Мф. 28:18). Подданные Господа господ они, как святое эхо, до сих пор повторяют из века в век эти слова так, что все не Богом установленные иерархии переворачиваются и сгорают.


Вот пример из недавней истории обретенного в Грузии мощами священноисповедника Габриэля (Ургебадзе). Он был еще совсем молод, прекрасен собою и уже монах! (Однажды, кстати, измазавшись мазутом, отец Гавриил отплясывал на паперти одной из городских церквей. Детвора, окружив его, хлопала в ладоши и вопияла: «Таши-туши». Из храма вышел священник… «Ты понимаешь, дурак, что ты делаешь?» — поинтересовался он. «Не я дурак, — ответил монашек, — а тот, кто дает молодым монашество, — и продолжал танцевать, не исключено, что передергивая плечами. — Это он не понимает, что делает!» — так юродивый зарабатывал себе право жить в женском монастыре Самтавро, где ныне упокоились его мощи. Также как внешне видная греческая подвижница наших времен преподобная София (Хотокуриду) будет вымазывать себе физиономию сажей, чтобы жить в мужском монастыре Клисури.
Так вот молодой раскрасавец-монах Гавриил эффектно в самом центре улыбающегося первомайского Тбилисси на глазах у обалдевшей толпы сжег в 1965 году 12-тиметровый портрет Ленина! Он бы и сегодня этот труп выволок из Мавзолея, да поскидывал идолы, установленные убийце, по всей стране.

Юродивым глубоко плевать на массовые настроения. Они действуют специфически и со властью. И совершенно преступно в отношении ожиданий и норм мира сего. Это олигархи Духа Святаго. Воры в законе, только Божием. У них несомненный авторитет.

Юного Гавриила, конечно, загребли в тюрьму. Там он обратил в веру в Господа Иисуса Христа уголовников: когда молился — все в камере послушно вставали на колени, когда обращался к ним, видя в них образ Христа, — бандиты ошарашенно внимали, преображаясь на глазах. «Если преступники послушали меня, то я должен напомнить народу о Боге!» — сделал вывод святой зэк. Впрочем, следующими на очереди были кэгэбэшники.

«Там, на месте портрета Ленина, должно висеть Распятие Христа, — наставлял он тех, кто намеревался было допросить его. — Зачем вы пишите «Слава Ленину», когда слава не нужна человеку? Надо писать: Слава Гос-по-ду И-и-су-су Хри-сту!»

Расстрел заменили психушкой. Здесь главврач взял большой гвоздь и вбил в колено смиренному и без смирительных рубашек «пациенту», чтобы этот молодой веселый с аристократично ясными чертами монах Гавриил отрекся от Бога. Но он не отрекся.
Он вышел на площади и проспекты Тбилисси, чтобы рассказать людям о Христе. Его опять тут же арестовали. Пока советский трехколесный мотоциклет со служивым в форме за рулем катил по центру яркого весеннего Тбилисси в участок, отец Гавриил встал в люльке во весь свой маленький рост, поднял крест и стал вещать своим красивым не по-монашески звучным голосом о Спасителе!

Преподобный Гавриил проповедует

Преподобный Гавриил проповедует

Миллиционер уверовал, и пассажира люльки отпустил.

Когда приходилось ходить пешком, поход этого хромающего икононосца, — с собой он таскал множество спасенных из мусорки икон, и где ни останавливался на проповедь воздвигал импровизированный иконостас, — был подобен завоеванию Тамерланом половины мира. Грузия и приезжающие в этот советский солнечный уголок сограждане СССР обращались ко Христу. Спасти могло только явление Пресвятой Богородицы. Тем более тех, кто приезжал из России, и у кого обреталась иконка Владычицы с собой. Это покоряло его самого. Любимым образом была, разумеется, Иверская. По преданию, когда этот образ уйдет с Афона (а принес его по воде на Афон тот, в честь кого был пострижен монах Гавриил), наступят последние времена…

Авва Гавриил как-то признается: «Мой крест — вся Грузия и половина России».

Точно этот царствующий сонаследник Христов взял себе в невесту народ русский или, по крайней мере, лучшую его половину. Царь, как известно, вступает в брак со своим народом. А в России на тот момент: ни царя, и монастырь-то всего навсего Псково-Печерский на северо-западе открыт был один. Излюбленная Глинская пустынь перекочевала в Грузию, и сюда массово паломничал юг России, оберегаемый, как известно, в Богородичном щите России Иверской иконой Пресвятой.

Схиархимандрит Виталий (Сидоренко)

Схиархимандрит Виталий (Сидоренко)

Со многими из глинцев отец Гавриил был знаком, союродствовал с другом — блаженным схиархимандритом Виталием Сидоренко, уроженцем Кубани. Вместе защищали исповедниц-христианок. Стоило к ним подойти стражам порядка, как перед последними оказывался кто-нибудь из юродивых: «Вы не виноваты, — например, ласково говорил им отец Гавриил, — в том, что не видите Бога. Мы видим. Так дайте же нам восхвалять Его!» А отец Виталий, дабы спасти путешествующих за ним паломниц от захвата, мог учудить купание поздней осенью в подвернувшемся корытце с ледяной водой. «Дуры! — кричали перепуганные милиционеры на обалдевших паломниц, — Хватайте своего придурка! Заболеет, ведите домой…»

Дома у них, конечно, не было. Негде было приклонить главу… Также как и архимандриту Гавриилу. Поэтому он попросился в женский монастырь…
Справедливости ради надо сказать, что в женский монастырь Самтавро он пришел еще 12 лет отроду. Ужином монахини его накормили, а вот ночевать не оставили. Он всю ночь простоял на коленях у врат обители, молясь Пречистой, и на старости лет у тех самых монахинь, которые его не впустили, случались такие спектакли.

Как-то ночью во дворе монастыря, где уже давно жил в курятнике отец Гавриил, раздался львиный рев. Дальше больше: он взял палку и стал колотить о железный лист. Апокалипсис! Монахини выглянули из окон, чтобы посмотреть, в чем дело…

Оказывается, он ругал старшую из них, которая без благословения спилила дерево.

Келлия старца Гавриила в Самтавро

Келия старца Гавриила в Самтавро

Конечно, Апокалипсис: а вдруг в его священной топографии эта, допустим, ивушка символизировала Мамврийский дуб, смерть которого, как известно, зримый признак пришествия антихриста. Монахини закрыли окна и потушили свет. Отец Гавриил продолжал ходить по двору и кричать, что это не монахини, а лесорубы! Когда наутро его спросили: «Зачем?!» Он признался: «Монахинь нужно смирять, тогда они лучше каются».

Прочитайте книгу «Диадема старца», и вам захочется потанцевать. Танцевал же когда-то царь Давид!

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Солнце России».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.

#