Ты плачешь, Иисусе, — это от человеческой природы,  А друга воскрешаешь — Божественной (Твоею) силою

+   +   +

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Сегодня Святая Православная Церковь вспоминает воскрешение Господом Иисусом Лазаря Четверодневного, друга Божия.

В Евангелии от Иоанна (5, 25, 28, 29) Господь Иисус говорит о том, что уже начинают сбываться слова пророка Исаии: «Воскреснут мертвии, и востанут иже во гробех» (Ис. 26, 19).  Вначале Он говорит – «наступает время и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия, и услышавши оживут». Эти слова относятся к пребывающим на земле, во плоти, но мертвым душою, к тем, чьи погибшие души Сын Божий пришел взыскать (Мф, 18, 11).

И затем Господь продолжает: «наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия» и «изыдут в воскресение»… Эти слова уже относятся к мертвецам в прямом смысле, что нам обычно представляется, в высшей степени, невероятным.

Уже в древней Иудее были люди, которые, несмотря на учение ветхозаветных пророков, не верили в воскресение мертвых. Эти ветхозаветные неверующие материалисты составляли партию так называемых саддукеев.

Тем более мы, вышедшие из материалистического Советского Союза, несем в себе эту неосаддукейскую закваску…

Нам всем недостает веры во всемогущество Создателя всего мира, всей целокупности  его видимых и невидимых, ощутимых и неощутимых для человека областей, в их бесконечной и неохватной для человеческой науки грандиозности; «яко Той рече, и быша, Той повеле, и создашася…». И сказал Бог: «Да будет…», «и стало…».

И как вочеловечившийся Господь при жизни Своей на земле воскрешал умершие души пребывавших во плоти Своих современников, так же Он воскрешал и умерших телесно, к которым властно взывал: «талифа, куми!» или «Лазаре, гряди вон!», «уверяя», таким образом, «общее воскресение», как сказано в тропаре сегодняшнему празднику, то есть, делом доказывая возможность воскресения мертвых…

И в случае воскрешения Лазаря это было сделано по отношению к уже разлагающемуся и смердящему трупу, то есть, речь шла не о «клинической смерти», как это можно было бы предположить, например, в случае с дочерью начальника синагоги.

Более того, эта власть воскрешать мертвых также дана Его последователям, которые обретают единство с Богом по слову Спасителя: «да будут они в нас едино, как Ты, Отче во Мне и Я в Тебе, так да будут они в Нас воедино». И становятся наследниками Отца Небесного, сонаследниками Спасителя. «Дела, которые Я творю, и той сотворит. И больше сих сотворит». Эту власть демонстрировали уже апостолы. Так Петр, воскресил Тавифу, Павел, вернул к жизни юношу, упавшего с третьего жилья (этажа). И затем уже последователи апостолов, святые праведники со властью повелевали умершим возвращаться в свои бездыханные тела, например для того, чтобы сказать, куда они положили взятое взаймы золото или указать на подлинного убийцу, чтобы не был казнен невиновный, которого оклеветали…

И разве есть невозможное для Всемогущего Бога? Разве не властен Создатель Вселенной, и видимого, и невидимого мира, Своим Властным Гласом воззвать из созданного Им невидимого мира к материализации и жизни в созданном Им же видимом мире души тех, чьи тела уже давно превратились в земную персть, пыль или разложились на элементарные частицы, перешли в форму волн эфира…

Вот, сегодняшнее Богослужение посвящено как раз воскрешению Лазаря Четверодневного, который умер и, уже четыре дня пребывая во гробе, услышал глас Сына Божия: «Лазаре, гряди вон!», и, услышавши, восстал и вышел из гроба…

Как повествуется в сегодняшнем синаксарии, Лазарь, подобно апостолу Павлу, был фарисей и сын фарисея. Фарисеи, в отличие от саддукеев, верили во всеобщее воскресение, и Симон, отец Лазаря даже молился с усердием о воскресении мертвых, с состраданием помышляя об их ужасном беспросветном томлении в мрачных темницах шеола, преисподней. И эта тема, которая так волновала добрую и чуткую душу Симона, была поводом для их глубоких духовных бесед с Господом Иисусом, который был поэтому частым гостем в доме Симона и благодаря этому сблизился, можно сказать, сроднился с членами его семьи…

По уставу во время пения канона на утрени, после шестой песни, полагается чтение синаксария – текста, разъясняющего смысл события, которому посвящено Богослужение. В стародавние времена это требование Типикона (церковного устава) соблюдалось. В настоящее время, для которого характерна всеобщая спешка, за счет синаксария принято службу сокращать.

Но сегодня мы попытаемся сделать исключение из этого современного правила и прочитать сегодняшний синаксарий, правда не в славянском, а в облегченном для понимания русском переводе. И не после шестой песни канона, а воспользовавшись временем, отведенным для проповеди.

Вот этот синаксарий:

«Стихи:
Ты плачешь, Иисусе, — это от человеческой природы,
А друга воскрешаешь — Божественной (Твоею) силою.

В этот день мы празднуем воскрешение святого праведного Лазаря Четверодневного, друга Христова.

Он был по рождению иудей, по вероучению — фарисей, сын фарисея Симона, как где-то говорится, родом из Вифании.

Когда же Господь наш Иисус Христос совершал Свой земной путь ради спасения человеческого рода, Лазарь стал Его другом таким образом. Христос многократно беседовал с Симоном, ибо и тот чаял воскресения мертвых и даже усердно об этом молился. Поэтому Господь был частым гостем в их доме, и Лазарь вместе с двумя своими сестрами, Марфой и Марией, стал Ему как родной.

Приближались спасительные Страсти Христовы, когда уже подобало основательнее утвердить веру людей в таинство воскресения.

Иисус пребывал за Иорданом, прежде воскресив из мертвых дочь Иаира и сына вдовицы. Друг же Его Лазарь, тяжело заболев, умер. Иисус, хотя и не был там, говорит ученикам: «Лазарь, друг наш, уснул», а через некоторое время снова сказал: «Лазарь умер» (Ин. 11: 11, 14). Позванный сестрами его, Иисус, оставив Иордан, пришел в Вифанию. Вифания же была близ Иерусалима, стадиях в пятнадцати (Ин. 11, 18). И встретили Его сестры Лазаря, говоря: «Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат наш. Но и теперь, если Тебе угодно, Ты воздвигнешь его, ибо (все) можешь» (ср.: Ин. 11, 21—22). Иисус спросил иудеев: «где вы положили его?» (Ин. 11, 34). Тогда все пошли ко гробу. Когда же хотели отвалить камень, Марфа говорит: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе (Ин. 11, 39). Иисус, помолившись и прослезившись над лежащим, воззвал громким голосом: «Лазарь! иди вон» (Ин. 11, 43). И тотчас вышел умерший, его развязали, и он пошел домой.

Это неслыханное чудо возбудило у иудейских начальников зависть, и они решили убить Иисуса; но Тот снова, уклонившись от них, ушел. Первосвященники же задумали убить и Лазаря, так как многие, видя его, уверовали во Христа.

Но Лазарь, узнав об их замысле, удалился на остров Кипр и жил там, а впоследствии апостолами был поставлен епископом города Китий; пожив свято и богоугодно, он через тридцать лет после того, как ожил, снова умер и был погребен на Кипре, совершив (при этом) многие чудеса. Предание говорит, что после воскрешения он хранил строгое воздержание и что (епископский) омофор подарила ему Пречистая Матерь Божия, сделав Своими руками.

Император Лев Мудрый после одного божественного видения перенес честные и святые мощи Лазаря с Кипра в Константинополь, в созданный царем храм во имя этого святого, с почестями положив их в драгоценной раке справа от входа, напротив святого алтаря. И теперь еще честные его мощи пребывают там, источая неизъяснимое благоухание.

Праздновать же в настоящий день воскрешение Лазаря установили святые и богоносные отцы наши, а скорее святые апостолы, после сорокадневного поста для очищения намереваясь священнодействовать святые Страсти Господа нашего Иисуса Христа. Поскольку они считали воскрешение Лазаря первым и основным поводом для злоумышления иудеев против Христа, то постановили этот день посвятить воспоминанию сего необычайного чуда, которое описывает один евангелист Иоанн, в то время как другие евангелисты опускают, — ведь (при них) Лазарь был еще жив, и его можно было реально видеть. Ибо тогда необходимо было доказать, что Христос — Сын Божий и Бог, что Он воскрес и будет воскресение мертвых, в чем лучше всего убеждал Лазарь.

Говорят, будто для (уверения в этом) и все Евангелие (от Иоанна) было написано, так как другие евангелисты вовсе не упоминают о безначальном рождении Христа.

Лазарь ничего не поведал о находящемся в аду, поскольку ему или не пришлось видеть тамошнего, или повелено было молчать об увиденном.

Отсюда и любой человек, недавно умерший, называется лазарем, и погребальная одежда называется таинственным словом лазарома, — чтобы напоминать о первом Лазаре. Ибо как тот по слову Христа восстал и вновь ожил, так и этот, хотя и умер, но будет жить вечно, воскреснув при последней трубе.

Христе Боже, молитвами друга Твоего Лазаря помилуй нас. Аминь».

 

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)

 3/16.04.11

 

Добавить комментарий

Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Солнце России».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.

cih.ru