Святой Иоанн Русский

Сегодня – память великого святого Православной Церкви Иоанна Русского.

Первоначально он был прославлен в греческой, Элладской Церкви, поскольку подвиг его протекал в пределах Византии, и там он пользуется сугубым почитанием. Но и отечественная наша Церковь включила его в сонм почитаемых ею святых.

Это – не единственный случай, когда поместная Церковь прославляет и считает своим святого, происходящего из иноземных пределов. Например, Русская Православная Церковь имеет в своих святцах и считает своими, в Земле Российской просиявшими, в частности, таких иноземцев, как Максим Грек, Антоний Римлянин. Да и Прокопий Праведный, Устюжский, Христа ради юродивый, был по происхождению немец. Мы знаем, что и прославленная в сонме новомучеников российских великая княгиня Елизавета была немецкой принцессой. Не говоря уже о св. апостоле Андрее Первозванном…

Проповедь в храме Божием обычно произносится на тему Евангельского чтения, либо по поводу празднуемого святого. Конечно, прежде всего преследуется цель изъяснять Слово Божие, содержащееся в Писании. Но и подвиги святых, которым посвящается проповедь, – это, собственно, иллюстрация Слова Божия, того, как, именно, люди следовали на деле Слову Божию. – То есть, как они исполняли Божественные Заповеди. А исполнение Божественных заповедей – это, именно, подвиг, ибо это исполнение заповедей требует от человека того, что обычными человеческими силами, не подкрепляемые помощью Божией, мы исполнить не можем. Как и Господь говорит – «Без Мене не можете творити ничесоже». Например, заповедь о любви к врагам и о воздаянии добром за зло. Сами мы, без помощи Божией эту заповедь исполнить не можем. Ибо мы биологические существа, словесные животные, нам свойственны соответствующие инстинкты, например – самосохранения, самозащиты; нас кусают – мы готовы укусить… И только благодать Божия может нам помочь исполнить эту заповедь – ибо Бог есть любовь, и нет в Нем и тени неприязни. И если Бог соделает наше сердце Своим жилищем, если Он в сердце нашем будет обитать, то лишь тогда любовь Божия будет определять наши мысли, чувства, слова и поступки, и мы сможем возлюбить врага – и это не наша любовь, но любовь Божия, обитающая в нашем сердце.

И вот, как раз Иоанн Русский, его подвижничество, – может служить яркой и многосторонней иллюстрацией исполнения заповедей Божиих, не одной, а многих заповедей, содержащихся в Священном Писании. Таким образом, беседа об этом святом как раз и будет беседой о слове Божием, нашедшем себе воплощение в подвиге этого замечательного святого.

Мы иногда говорим, что, вот, деятели Ренессанса – эпохи так называемого Возрождения были многосторонне одаренными гениями, обладали многосторонней гениальностью. Например, Леонардо да Винчи был и художником, и музыкантом, и математиком, и изобретателем, и так далее. Так вот, св. Иоанн Русский обладал, так сказать, многосторонней святостью, и исполнил не одну, а много заповедей Божиих.

Во-первых, он причастен подвигу мученичества и исповедничества – был подвергнут мучениям за Христа, в него плевали, его нещадно били палками, сожгли волосы и кожу на голове, но он не отрекся от Христа, исповедуя себя христианином, – следуя, таким образом, Божией заповеди – призыву Спасителя, содержащемуся в Его словах: «Кто исповедует Меня пред человеки, того и Аз исповедую пред Отцем Моим Небесным»…

Далее, он исполнил заповедь любви к врагам и воздаяния добром за зло.

Он был отдан в рабство турецкому аге, который вначале жестоко с ним обращался, предоставил ему в качестве жилья конюшню, в которой он ухаживал за лошадьми хозяина. И вот, в этой конюшне св. прав. Иоанн совершал свой преподобнический подвиг, присовокупив его к подвигу мученика и исповедника. Он постился, вкушая лишь немного хлеба и воды, непрестанно молился, пел псалмы Давидовы (знал Псалтирь наизусть), пренебрегал телесным покоем и удобствами. И даже впоследствии, когда хозяева, убедившись в его святости и незлобии, в добросовестности исполнения своих обязанностей, предоставили ему более удобное, «человеческое» жилое помещение, он предпочел продолжать свой подвиг в конюшне. То есть, во всем поступал, как полагается поступать настоящему монаху, хотя в монахи он не был пострижен…

Апостол Павел заповедал в своих посланиях поступать всегда так, чтобы ради нас не было у иноверцев хулы на имя Божие. Ибо Господь хочет всем спастися и в разум истины приити. И от того, как будут поступать христиане, зависит спасение язычников, иноверцев. Вслед за Господом и Его последователи должны любить всех людей, включая иноверцев, и, как и Господь, – желать им спасения. Поэтому и своим поведением они должны содействовать их спасению, а не быть для них соблазном, побуждающим их хулить имя Божие. Так, подданным св. Апостол Павел заповедал быть законопослушными и в том случае, когда правитель – иноверец. Рабам – добросовестно исполнять свои обязанности не только в тех случаях, когда их господа добрые и человеколюбивые, но и когда они злые и жестокие.

И мы видим, как Иоанн Русский исполнял эту святую заповедь, содержащуюся в посланиях Апостола Павла. Мы видим, что он нелицемерно любил своего господина, хотя вначале тот и проявлял жестокость к своему рабу. Эта, именно, нелицемерная любовь проявилась в том удивительном чудотворении, когда по молитве святого блюдо с дымящимся пловом было перемещено в пространстве, или, как сейчас говорят, телепортировано и доставлено из родной деревни его господина в Мекку, которую тот посетил в качестве паломника. Как мы видим, здесь была исполнена еще одна заповедь Божия – о вере, не колеблемой сомнениями. Если при молитве человек «не размыслит в сердце своем», то может и горы переставлять… Конечно, если бы он не имел любви к своему господину и желания спасения ему и всему его дому, то что заставило бы его не только физически, руками своими служить ему, но и умом, сердцем, молитвою проявлять свою верность и преданность?

В житии Иоанна Русского нет свидетельства того, что кто-либо из односельчан или сродников аги уверовал и крестился. Написано только, что все смотрели на св. Иоанна, как на угодного Богу праведника, и, особенно после чуда с пловом, никто не смел уже нанести ему какую-либо обиду.

Но следует иметь в виду, что поскольку у мусульман принято жестоко поступать с отступниками от ислама, то если даже кто и уверовал во Христа благодаря такому житию, вере и любви св. прав. Иоанна, то мог из боязни открыто не обнаруживать своей веры.

С другой стороны, мы знаем пример, приведенный у Нилуса, как один тоже турецкий ага или паша, пораженный поведением пленных русских христианских мучеников, уверовал, исповедал свою веру во Христа перед своими бывшими единоверцами и был подвергнут ими жестоким мукам, так что до смерти носил на своем теле следы жестоких бичеваний.

Он добрался до Оптиной Пустыни, принял там монашество и достиг такого духовного совершенства, что был при жизни восхищен в рай и свидетельствовал о виденных им в раю неизреченных красотах Божиих. Кто знает, может быть среди этих пленных мучеников, поразивших тогда его воображение, был также и Иоанн Русский… А может быть, это тот самый ага и есть…

Подвиг св. прав. Иоанна Русского, особенно его подвиг любви, и любви к врагам, весьма поучителен для нас и в наше время актуален. И мы, как ни странно, и в наше время, когда, как будто, далеко позади варварство темных забытых стародавних времен, в ХХIвеке опять сталкиваемся с реальностью мусульманского пленения и рабства у мусульман, и уже есть мученики, отказавшиеся отречься от Христа…

Но и помимо этой прямой аналогии – рабства в прямом смысле этого слова – сегодня, в наши дни, когда наша страна, да и весь мир переживает тяжелое время, особенно много разговоров о врагах. В частности, к мусульманам, например, выходцам с Кавказа, к другим иноверцам и иноплеменникам многие испытывают сердечное ожесточение, которое отравляет сердце и лишает нас благодати Божией. И, в конечном счете, – именно, спасения.

Постхристианский менталитет христианских народов, бог которых – комфорт, которые вместо библейских заповедей исполняют требования своих страстей и похотей, поставил их на грань вырождения и вымирания. Они уменьшаются в числе, и в страны белого человека, который не желает ограничивать своих удобств деторождением, хлынул поток цветных народов…

По словам прп. Серафима Вырицкого, весь небесный мир молится сегодня о просвещении Востока…

Но вместо того, чтобы терпеливо, благим примером и апостольским словом привлечь этих пришельцев к спасительному Православию, уловить их в апостольские сети любви Христовой, мы являем им свой злобный облик. И разврат. Умерщвляем детей в зародыше и не почитаем старших. Отталкивая тем самым спасительную благодать, мы и сами не входим в Царство Небесное, и им препятствуем, отвращая их от спасительной веры, приверженцами которой мы себя позиционируем, именуя себя православным народом.

Это – страшное преступление, о котором предупреждал Спаситель, говоря: горе тому, через кого соблазн приходит…

И повторяется ветхозаветное явление, которое у пророков звучит так: «Ради вас имя Божие хулится у язычников»…

То есть, мы, называя себя христианами и православными, являем миру дурной пример, отталкивающий окружающих от спасительной правой веры. И сами не входим в Царствие Небесное, и другим препятствуем войти…

Слово Божие, слова святых отцов, изъясняющих для нас слова Писания, наконец, подвиги праведников, служащие иллюстрацией Св. Писания, – вот что должно направлять и утверждать наши стопы на пути спасения.

 

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)

 

Добавить комментарий

Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Солнце России».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.

#