Святители московские.

Что мы знаем о них?

Сегодня мы совершаем торжество в честь первосвятителей Московских Петра, Алексия, Ионы, Патриарха Макария, Филиппа, Иова, Ермогена, Филарета, Иннокентия, Митрополита Макария и, наконец, свт. Тихона Патриарха Всероссийского, небесного покровителя нашей святой обители. Свт. Тихон – ее сугубое прославление, его деятельность последних лет жизни прочно связана с ней, здесь он был погребен, здесь сегодня он почивает своими святыми мощами.

Эти наши московские святители, конечно, столпы, на которых держится здание Русской Церкви, и мы недаром так постоянны в призывании их молитвенной помощи. Мы привыкли каждый раз перечислять их имена в ектеньи на литии за вечерним Богослужением, во время полиелея, на молебнах, и они всегда поминаются на проскомидии, когда вынимаются частицы из 9-тичинной просфоры. 

Вначале, когда зародилась эта традиция, по образцу 3-х святителей вселенских, поминались только 3 прославленных к тому времени архиерея: Петр, Алексий, Иона. А потом прибавились святители: Филипп, Ермоген, Макарий, Филарет, Иннокентий, Иов, и наш свт. Тихон.  

Он заключает этот перечень первосвятителей. А открывает его свт. Петр – человек, с легкой, как говорится, руки которого, город, где мы живем, где находится и наша святая обитель, сделался столицей великой православной страны, именуемой Россия.

Он родился на Волыни от благочестивых родителей. 

Мать его, будучи непраздной, удостоилась во сне чудного видения, предзнаменовавшего рождение великого праведника. И события его жизни, начиная уже с детства, свидетельствовали о присутствии в ней особого вышнего попечения. 

Отроком он был отдан в книжное обучение, но грамота не давалась ему. Чудесным образом, свыше, получил он дар постигать науки.

Это – один из приемов «Божией педагогики», имеющей целью воспитать в своих святых избранниках смирение. Они от рождения как бы лишены способностей. И уже потом, в сознательном возрасте, они получают таланты, как дары свыше. Так было со многими угодниками Божиими: прпп. Сергием Радонежским, Александром Свирским, св. прав. Иоанном Кронштадтским, Романом Сладкопевцем.

Смирение – это необходимое условие спасения и духовного преуспеяния. Избранникам Божиим дарования даются свыше чудесным образом, чтобы они не превозносились полученными дарами, как своими собственными достоинствами.

С двенадцати лет, буквально на пороге так называемого переходного возраста, Господь ограждает будущего святителя от мирских влияний, которым с особой остротой подвержены люди в эту юношескую пору, и направляет его стопы в близлежащий монастырь. Стены святой обители надёжно оберегают его юную душу от пагубных воздействий мира. 

Иноческое послушание, труды на монастырской поварне, молитва и храмовое Богослужение вместо мирских соблазнов были теми питательными духовными соками, коими укреплялась душа будущего великого святителя.

В монастыре он научился писать св. иконы. Иконопись доставляла ему высокие духовные переживания.

Им были написаны две богородичные иконы – Успение Божией Матери и Богородица с Младенцем, получившая наименование «Петровской». Впоследствии он подарил ее тогдашнему Митрополиту всея Руси Максиму.

По смерти Митрополита его престол пытался самочинно узурпировать Владимирский архиерей Геронтий. 

Св. Петр, бывший в то время игуменом основанного им Спасо-Преображенского монастыря, пользовался большим уважением Галицкого князя Юрия Львовича, и князь настоятельно добивался того, чтобы он отправился в Константинополь к Вселенскому Патриарху для посвящения в сан Митрополита всея Руси.

В это время Геронтий, присвоив себе написанную св. Петром икону Божией Матери и захватив ее из покоев скончавшегося Митрополита вместе с митрополичьим жезлом, уже находился в море, плывя на корабле в Константинополь.

Св. Петр, согласившись, наконец, на уговоры князя и духовенства, также отправился в Константинополь.

Противный ветер замедлил плавание Геронтия, а корабль, на котором находился Петр, попутный ветер в короткое время доставил к месту назначения.

Геронтию во время его затруднительного плавания было видение. Богоматерь со взятой им с собой из покоев усопшего Митрополита иконы прорекла Геронтию, что митрополичий жезл, который он везет с собой, будет вручен не ему, а тому, кто написал сию икону.

Прибытие св. Петра в Константинопольский собор Св. Софии сопровождало сильное благоухание, разлившееся по всему храму, а сияние его лица поразило Патриарха и духовенство, которые усмотрели во всем этом знаки Божия благоволения.

Он был посвящен в сан Митрополита, а прибывший к тому времени Геронтий вынужден был против своей воли поведать о видении, бывшем ему во время плавания. 

Митрополит Петр перенес Русскую кафедру во Владимир и подолгу жил в Москве, которая была тогда небольшим селением. Он находился в духовном общении с князем Иваном Даниловичем Калитой, отличавшимся благочестием и милосердием. Известно, что прозвище «Калита» он получил за то, что всегда носил с собой «калиту» – мешок с деньгами, подавая неимущим щедрую милостыню. 

Святитель просил князя построить в Москве Успенский Собор и предсказал, что если это будет сделано, Москва станет столицей великого государства. 

Иван Калита послушался этого совета, собор был воздвигнут, и Митрополит Петр сам устроил там себе место погребения.

Итак, мы видим, что начало возвышения Москвы было положено уроженцем Волыни, ставшим Митрополитом по настоянию Галицкого князя, что непререкаемо свидетельствует об изначальном единстве и нераздельности Святой Руси; тогда еще не могло быть речи о разделении и тем более враждебности. И о таких «антимоскальских» формированиях, как «галичина». 

Митрополит Московский Алексий вместе с прп. Сергием Радонежским, Игуменом земли Русской трудятся над объединением русских княжеств вокруг первопрестольной Москвы, чтобы, преодолевая междоусобицу, увеличить мощь державы, способной противостать внешнему неприятелю для ограждения новых поколений христианского народа от иноверных влияний.

Со свт. Ионы начинается автокефалия Русской Церкви, когда впервые он, с благословения Константинополя, был избран и рукоположен исключительно отечественным русским духовенством.

Ибо в Константинополе тогда были большие нестроения. Император и Патриарх, пытаясь найти защиту от магометан в Европе, были склонны присоединиться к Флорентийской унии. И даже ими были предприняты шаги к такому присоединению, вызвавшие в Греции сильный протест.

Митрополит Иона стал монахом очень рано – в 12-летнем возрасте он был пострижен в монастыре в Галичской земле. Потом пришел в Симонов монастырь в Москве.

Митролполит Фотий как-то посетил Симонов монастырь и в поварне увидел спящего, еще юного Иону. Рука у него была согнута для благословения, и владыка предрек, что он будет великим святителем Русской земли и многих неверных обратит в Православие.  

Что и произошло, когда Иона был рукоположен в Рязанского епископа. В его обширной епархии проживали финские языческие племена – мурома, мещера, мордва, и он много и успешно потрудился над их обращением в правую веру.

Благодаря своей усердной иноческой жизни, в которую он вступил еще в отроческом возрасте, св. Иона сподобился от Бога дара чудотворения, исцеления, предвидения будущего. Его слово было со властию и силой, которая иной раз была подобна разящему мечу, казнящему хулителей Духа Святаго, притеснителей слабых, вдов и сирот, клевещущих на беззащитных.

Иногда такие проявления духовной власти нам представляются жестокими и безнравственными. Но вспомним, как и св. ап. Петр обличил сокровенное и наказал смертью солгавших Духу Святому. Как пророк Елисей наказал Гиезия проказой, а медведица пожрала детей, которые дразнили пророка. Были случаи, когда, пытаясь обмануть святого, кто-то прикидывался мертвым и тут же в самом деле умирал.

Это – судьбы Божии.

Пророк Исаия видел Господа «на престоле высоце и превознесенне» и слышал Голос: «Аз есмь Бог, творяй мир и зиждяй злая». Т.е., Бог не только посылает людям блага – благорастворение воздухов и изобилие плодов земных, но и наказывает, посылая согрешившим и беззаконникам нашествия иноплеменников, засуху и бездождие, казни, постигшие Содом и Гоморру, вавилонское и богоборческое пленение, моровые язвы, эболу, СПИД, онкологию, и т.п

Нынешний коронавирус также может служить примером такого бедствия. Он, правда, стал предметом ожесточенных пререканий между верующими и неверующими в коронавирус, поскольку Господь попустил гениальному провокатору сатане сделать так, что в одних местностях это поветрие собирает обильную жатву смерти, а в других никого не трогает, несмотря даже на несоблюдение «социальной дистанции»…  

А наши беспрецедентные богоборческие бесчинства и кощунства, надругательства над св. мощами к чему привели? – К нашествию Гитлера в день всех святых в земле Российской просиявших; война началась в день как раз тех святых, над мощами которых было такое беспрецедентное надругательство…

Нам сейчас явно не хватает такого, с одной стороны, прозорливого обличителя и, с другой стороны, могущественного наказателя неправды, коррупции, клеветы, который может, как мечем, словом казнить клеветников и мздоимцев и творить именно правый суд над развратителями народа. Такой правый и скорый суд был бы, конечно, справедливее современного суда, когда сами судьи – коррумпированные мздоимцы, за деньги оправдывающие виновных и наказывающие неповинных.

И нам поистине не хватает прозорливого суда Соломона и Даниила. Ибо Господь любит суд и правду посреде земли. 

Помолимся же свт. Ионе, чтобы его молитвами у Престола Всевышнего, Господь послал нам мужей силы и разума, и чтобы в нашем отечестве вместо коррупции, мздоимства, клеветы, лукавства, словом, вместо неправды черной в судах и повсюду восторжествовали суд и правда, которые угодны Богу.   

Митрополит Филипп, вопреки утверждениям богоборцев о том, что Церковь всегда была служанкой помещиков, капиталистов и монархов, продолжает древнюю традицию, восходящую еще к ветхозаветным пророкам, не останавливавшимся перед обличением сильных мира сего. Эта традиция была продолжена святым Предтечей и Крестителем Спаса Иоанном и вслед за ним христианскими епископами и пресвитерами, например, другим Иоанном – Златоустым, которые  в случае необходимости имели мужество быть пастырями добрыми, душу свою полагающими за овцы. – Сказать правду властителям в защиту подвергающихся насилию и несправедливости или обличить безнравственность правителей, подающих дурной пример подданным. 

Патриарх Иов и Ермоген противились неправде и предательству православия и пострадали в смутные времена Лжедмитрия и польской оккупации. Первый был насильственно лишен сана и умер в заточении, а второй героически отказывался употребить свой авторитет для прекращения освободительных боевых действий ополчения Минина и Пожарского против католической оккупации и был умерщвлен голодом.

Эпоха митрополита Филарета была, несомненно, светлой полосой в истории Русской Церкви. По окончании войны 12-го года он, в то время еще архимандрит, составил замечательное последование благодарственного молебна Господу за избавление России от Наполеона. 

Царь и пророк Давид говорит – «не на лук мой уповаю, и меч мой не спасет мене» (Пс.43,7). «Ложь конь во спасение» (Пс.32,17). «Но десница Твоя и мышца Твоя» (Пс.43,4). «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу» (Пс.113,9).

Именно этот, последний, стих Давидова псалма Император Александр I повелел отчеканить на памятной медали, выпущенной в 1812 г. в память победы над Наполеоном.  

Молебен, составленный Филаретом, было вполне того же духа, что и упомянутые отчеканенные на памятной медали слова Псалмопевца – прежде всего надо было благодарить Бога. А не самих себя…

А мы только через 65 лет после окончания последней Отечественной войны вспомнили об этом… И Святейший Кирилл на основе того благодарственного молебна 1812 года, составленного преосвященнейшим Филаретом Московским, составил текст благодарственного молебна Господу за избавление Отечества от гитлеровского нашествия. 

Предстоятель нашей Церкви в 1945 году, святейший Патриарх Алексий I (Симанский) не смог тогда распорядиться о церковном воздаянии славы Всевышнему за дарование победы. Хотя он был большим почитателем митрополита Филарета, несомненно, был осведомлен о подобном деянии великого святителя и, скорее всего, был готов следовать его примеру. Однако дух времени не допустил тогда воздаяние благодарности Богу Иаковлю, поскольку у Него был такой «сильный» конкурент, как Иосиф Сталин, которому безраздельно должна была принадлежать всенародная благодарность… 

Но, слава Богу, хотя бы через 65 лет после победы мы, наконец, догадались Бога поблагодарить… И появилась некоторая надежда, что, может быть, в тяжелом положении страны и народа, в этом упадке, что-то, наконец, сдвинется с места…

До того, как стать московским митрополитом он в сане архиепископа возглавлял Тверскую епархию.

И совершал богослужения не только в Твери, но и на других приходах своей епархии. Однажды его путь лежал мимо села, которое именовалось «Нехорошее». Обратившись к вознице, он в шутку сказал: «А как ты мыслишь, Иван, может быть и в этом селе – Нехорошем – найдутся хорошие люди?» Возница отвечал: «Вестимо, найдутся, владыко. Иначе бы и село не стояло». 

Вот, такова народная мудрость – без праведника село не стоит. Если в нем не будет хотя бы одного праведника, оно исчезнет с лица земли.

И надо сказать, что наше поколение было свидетелем тому, как исчезали с лица земли многие селения.

Ибо откуда берутся праведники? Сам по себе человек, своими силами, при всем желании и старании, исправлять себя не может. Это может происходить только с помощью Божией, с помощью церковных таинств. Для этого необходимо храмовое богослужение. И можно, буквально, невооруженным глазом наблюдать: разрушили или осквернили храмы, – и села и деревни вокруг них исчезли, сами по себе или были ликвидированы, как «неперспективные».

Благочестивых тружеников раскулачивали и ссылали в отдаленные места.

Остальные, руками которых это осуществлялось, – использовалась зависть, лежавшая в основе т.н. «классовой вражды», – становились колхозниками; в конце концов, их труд перестали оплачивать. Потом стали вырубать сады, уничтожать скот из-за больших налогов.

Люди, лишенные духовной жизни, спивались, вырождались.

Самые жизнеспособные старались уехать в город…

Святитель Филарет и сам был из числа праведников, которыми земля держится. Он пользовался высочайшим нравственным авторитетом, был как бы первым среди равных, и по достоинству занимал кафедру в первопрестольной столице. И его, в период синодального правления, как бы почитали за патриарха. Он принимал у себя архиереев других епархий, которые съезжались к нему для совета в делах церковного управления.

Это был пастырь добрый, полагавший душу свою за овцы, и его поступки, как и в случае митрополита Филиппа, опровергали ходячее мнение богоборцев о Церкви.

Достаточно вспомнить, как он повторил подвиг свт. Митрофана Воронежского, отказавшегося освящать вновь построенные царем палаты и парк, украшенные статуями обнаженных языческих богов. Так и свт. Филарет отказался освящать триумфальную арку, сооруженную по инициативе императора Николая I в честь победы над Наполеоном. Эта арка также была украшена подобными нечестивыми и нецеломудренными изображениями.

Для свт. Филарета, так же как и для Митрофана Воронежского важнее собственного благополучия было оградить народ от нечестивых и нецеломудренных нравов, и он также предпочел поставить под удар себя, навлечь на себя царский гнев, но не уступить насаждению нечестия и разврата. 

Он, как и Митрофан Воронежский, знал, к чему ведут эти, казалось бы, невинные увеселения и торжества, и чем это может кончиться – именно современным торжеством идеала содомского.

И вот в наше время мы наблюдаем явление, подобное тому, которое имело место в Синайской пустыне, когда истреблялся народ израильский за уклонение в нечестие и разврат. После 70-летнего тотального искоренения православия из всех сфер общественной жизни, как говорится в псалмах, истребляется семя нечестивых. – От алкоголя и наркотиков, от абортов и противозачаточных средств, от замены нормального брака противоестественным сожительством, от суицида, от вооруженных конфликтов и терактов, в транспортных катастрофах, в бандитских разборках, от аварий на производстве, в том числе на атомных электростанциях, не говоря уже о стихийных бедствиях, и т.д. и т.п.

Каждый год коренное население России уменьшается на 1 миллион человек.

И нам опять нужны праведники, эта соль земли, которая способна сохранить землю от разложения.

Вообще, свт. Филарет, монархист и государственник, и в других случаях, когда следовало предпочесть требованиям земного царя заповеди Царя Небесного, не останавливался перед риском навлечь на себя монаршее неудовольствие. Так, например, когда император по просьбе придворных дам, тяготившихся длительностью церковного богослужения, обратился к нему с вопросом, можно ли несколько его сократить, Святитель ответил: можно, если не поминать многочисленную императорскую фамилию…

Забота святителя Филарета о нравственном состоянии общества побуждала его к таким шагам, как инициатива в вопросе перевода Библии на русский язык, составление катехизиса. 

Он следил за современной ему литературой, любил творчество Пушкина и позаботился о его душевном здравии, как, впрочем, и о душевном здравии его читателей, когда счел уместным поправить поэта после публикации его стихотворения «Дар напрасный, дар случайный…».  

Его заботили разрушительные в духовном отношении тенденции богоборчества в европейской культуре и «просвещении», ведущие к становлению «вавилонской» цивилизации Апокалипсиса. 

В своем толковании на эту последнюю книгу Нового Завета он пишет:

«Воздержание ума почитается у людей наименьшей обязанностью. Жажда познания, без дальнейшего рассмотрения, приемлется не толь­ко за естественное и невинное, но даже за благородное чувствование. И как роскошь чувственная оказывает какое-то уважение ум помрачающему вину, в сравнении с очищающею оный водою: так нередко роскошь ума с пренебрежением проходит мимо чистых источников Израилевых и с жадностью принимает из рук любодейцы Вавилонской, ложной мудрости мира, чашу, из которой сия от вина ярости любоде­яния своего напоевает вся языки (XIV, 8). Наше время видело, и не к блаженству своему, кажется, видит жаждущих так называемого про­свещения, которое из чаши сей пьет вино сперва духовного любодеяния приемлет учение, которое приводит в забвение священные отно­шения человека к Богу и вводит противное чистому закону нерастленного ума смешение истины с ложью, зла с добром, нравственности со страстями, духовного с чувственным; потом пьет вино любодеяния уже чувственного, поелику от нечистых понятий естественно происходят нечистые чувствования, и растленное учение сопровождается развратною жизнию; — и в некоторых, наконец, сие вино любодеяния, в вы­сшей степени упоения, превращается в вино ярости, поелику обуяв­шие от ложного просвещения, подобно пьяным не любят быть в покое, но с мечтательною мыслию преобразования, все хотят испровергнуть и разрушить, и не здравую жажду просвещения, от неестественного пития превратившуюся у них в другую, еще более неистовую жажду — быть просветителями, не умеют угасить иначе, как слезами с кровию людей и народов». 

Верх этого новейшего извращенного просвещения – ознакомление маленьких детей с сексуальными играми, о чем пророчествовал еще Хаксли в своей книге «The Brave New World». 

Митрополит Московский Иннокентий много потрудился на миссионерском поприще, обращая в правую веру население обширных пространств, на которые распространилась Русская земля. И за ее пределами. 

И, наконец, о том, кто замыкает этот перечень московских святителей.

Прославление свт. Тихона состоялось в день памяти св. Апостола Иоанна Богослова. Как сказал в своей проповеди архимандрит Иоанн (Крестьянкин), это не было случайностью, ибо Святитель Тихон – того же духа, что и Апостол Любви – Духа, Которого в наше немирное время так не хватает. 

Именно по инициативе святителя Тихона было установлено совершать празднество всем Святым, в земли Российстей просиявшим. Он, возглавивший сонм новомучеников и исповедников российских, сам сегодня в центре чаяний и надежд тех, кто возносит молитвы отечественным святым о своем земном отечестве. 

В целебности святых мощей святителя Тихона, особенно в период сразу после его прославления, довелось убедиться некоторым насельникам нашего Донского монастыря. Особенно тем, кто сподобился дежурить у его святых мощей, и был свидетелем того, как люди, либо сами исцеленные елеем от его мощей приходили поблагодарить Святителя, либо эту благодарность они приносили за исцеление Святителем их близких – родственников или друзей. Иногда они рассказывали подробности исцелений. Преимущественно это все были исцеления от рака. Он, как бы, специализируется на онкологических заболеваниях. 

Вот, характерный случай. Молодая женщина подошла к дежурному у мощей и рассказывает: «Мы с мужем и не думали, что окажемся сегодня в Донском монастыре. Просто, ехали мимо на машине и решили зайти в вашу книжную лавку, под аркой. Там я увидела изображение св. старца, который мне явился во сне и сказал, что он меня исцелит. А я серьезно больна – состою на онкологическом учете. В лавке мне объяснили, что я должна пойти Большой собор и получить масло от мощей Святителя Тихона…»

Попробуем же более внимательно вглядеться в образ этого замечательного святого, – чему учит нас его житие и подвиг и что полезного и спасительного для нашей души, а не только для телесного здравия мы можем почерпнуть из примера его жизни, из его поучительных посланий, проповедей, молитв, им составленных?

Он стал первым Патриархом Всероссийским после 200-летнего синодального периода. Это произошло в те дни, когда только что пришли к власти богоборцы-большевики, и об этом все время напоминали пушечные залпы, поскольку обстреливали Кремль. И именно это обстоятельство положило конец сомнениям и спорам – большинству участников собора стало ясно, что при такой угрозе Православию и Церкви единовластие становится просто необходимым.

И вот, большинством голосов было выбрано три кандидата-архиерея: Антоний Храповицкий, Архиепископ Харьковский, Арсений Стадницкий, Архиепископ Новгородский и Тихон Беллавин, Митрополит Московский. Первого называли самым умным, второго – самым строгим, а смиренного Тихона – самым добрым. 

И когда 5 ноября, по церковному стилю, 1917 года иеросхимонах Алексий из Зосимовой Пустыни после долгой молитвы перед Владимирской иконой Божией Матери в храме Христа Спасителя вынул жребий патриаршего служения, то оказалось, что он пал на «самого доброго»…

Многие помнят, как вскоре после возобновления нашей Донской обители в 1991 году был пожар в Малом Соборе, в котором находилась могила Патриарха Тихона с надгробием. После этого долго не удавалось начать ремонт, и возникла идея воспользоваться временем и попытаться обрести мощи Святителя. Первый постриженик нашей возобновленной обители отец Тихон Шевкунов, по инициативе которого, с благословения святейшего Патриарха Алексия II, эти мощи были обретены, сделал такое открытие: поджог произошел как раз в день избрания святителя Тихона на патриаршество. Злоумышленники желали нанести вред, а это было, оказывается, промыслительно… 

Сам Бог, Матерь Божия, которая приняла лишенную монарха Россию под свой державный Омофор, избрали для Русской Церкви самого доброго Патриарха. Только такой Первостоятель мог сохранить Церковь в ту страшную пору.

«Самый умный» из кандидатов – владыка Антоний Храповицкий – впоследствии, в кругу близких ему людей, по словам некоторых свидетелей, признавался, что он, сделавшись Патриархом, занял бы более жесткую позицию. Которая могла бы привести к более крутым ответным мерам со стороны большевиков по отношению к Церкви, чреватым для нее гибельными последствиями. 

В посвященном свт. Тихону акафисте сказано: обилием любви он мир удивил. Он провозгласил парадоксальную христианскую позицию – именно во время братоубийственной бойни следует прежде всего соблюсти заповедь о любви к врагам. Что не должно быть ненависти и мщения. Призывал верных: «Чадца, не сходите с пути крестнаго, низпосланнаго нам Богом». Не благословил белое движение и отлучил от церковного общения всех принимавших участие в братоубийстве – как красных, так и белых… Молился и за народ Божий, и за гонителей, – об их обращении и покаянии.

Он обличал новую богоборческую власть. Но, жалея народ Божий и молясь за него, он молился и о спасении душ гонителей. Он молился за всех – и за младенцев, которые лишены крещения, и за старцев, лишенных христианского напутствия и погребения, и за юношей и дев, совращаемых в блуд, поскольку нет таинства брака, за весь народ Божий, лишенный спасительных Церковных таинств, и самое главное – причастия. И в конце этой молитвы за народ он присовокупляет и прошение за гонителей, которые все это натворили, чтобы Господь не погубил их окончательно, но чтобы, если возможно, обратил их к Себе, чтобы они остаток дней провели в истинном покаянии.

И, может быть, самый яркий пример действенности этой молитвы о гонителях – покаяние Е.А. Тучкова, который возглавлял отдел ЧК, задачей коего было уничтожение Церкви, как социального института. Именно он причинял Святейшему Тихону самые тяжелые нравственные мучения своими частыми изнурительными допросами. Известна запись о нем рукой Патриарха: «вот придет ко мне некто в сером и будет меня мучить»… Понятно, что из всех гонителей именно о Тучкове, который непосредственно досаждал лично Патриарху – именно о нем, по логике истинного христианства, больше всего должен был молиться Святейший… И вот, перед смертью от тяжелейшего рака Тучков более 2,5 часов исповедовался Патриарху Алексию I, о чем рассказано в кинофильме «ВЧК против Патриарха Тихона». Шел уже 1957 год. Все коллеги Тучкова, по логике революции, пожирающей своих творцов, к тому времени были уже уничтожены, а он, видимо, по молитвам Святейшего и своих верующих сродников продолжал оставаться в живых, созревая для покаяния…

Во время «домашнего ареста» святителя Тихона в Донском монастыре две девушки, чекистки, сменявшие друг друга, были приставлены от ГПУ для наблюдения за святителем Тихоном. Они должны были следить, чтобы он «соблюдал дисциплину» и не нарушал правил пребывания под стражей. Одна из них была из дворян, а другая – из простых. Так вот, которая из простых спрашивает у своей подруги – «Почему он с такой добротой и сердечностью к нам относится? Ведь, мы – его враги». А та ей объясняет: «Это он исполняет Евангельскую заповедь о любви к врагам»…

Святитель Тихон взошел на крест патриаршего служения в лихие дни богоборческого пленения России. И он полностью отдавал себе отчет в том, что его ожидают не слава и почести, воздаваемые архиерею, но именно крест. 

Первыми его словами были: «весть об избрании меня в патриархи является для меня тем свитком, на котором написано: ”плач, и стон, и горе”. И каковой свиток должен был съесть пророк Иезекииль»… 

Господь сказал о последних, антихристовых временах перед концом света: «От умножения беззаконий оскудеет любовь многих, и Сын Человеческий, пришед, найдет ли веру на земле».

Оскудеет любовь, а это значит, что благодать Божия уйдет из сердец человеческих – именно, спасительная благодать, которая спасает. То есть, по слову преподобного Серафима, стяжание, накопление благодати – Божественной энергии – есть цель христианской жизни, потому что именно изобильная благодать, накапливающаяся в сердце, доставляет человеку спасение, Царство Небесное внутрь нас. Это, именно, – возвращение Бога в сердце человеческое, возвращение потерянного рая. А оскудение благодати означает оставление Богом человека, лишение его этой Блаженной Вечности.

И именно в моменты всеобщего взаимного озлобления, ожесточения возрастает опасность этого оскудения любви, а вместе с ней и спасительной благодати в сердцах человеческих. 

И то, что сказано Господом о последних, антихристовых временах, относится и к тем временам умножения беззаконий, и вследствие этого – всеобщего взаимного озлобления и ожесточения, которые можно назвать репетициями пришествия антихриста, когда время от времени приходят предтечи антихриста, о которых святой Апостол Иоанн Богослов говорил, что есть много антихристов. Были они и в начале XX века – во времена святителя Тихона, есть они и сейчас…

Но святитель Тихон, по словам отца Иоанна Крестьянкина, был со святым Апостолом Иоанном Богословом того же Духа, Духа Святаго, цель Которого – не губить души человеческие, но спасать.

И вот, когда были обретены мощи Святителя, а святейший Патриарх распорядился перенести их из Малого собора в Большой, они были поставлены около солеи. Но напор народа был таков, что их чуть не опрокинули. Тогда они были поставлены на солее и оказались, как бы случайно, около иконы Иоанна Богослова в иконостасе. Тогда их, собственно, больше и некуда было там поставить. Когда на следующий год, с наступлением холодов они снова были перенесены в теплый Малый собор, то вновь, как бы случайно, оказались около другой иконы Иоанна Богослова…

К сожалению, недавно рака с его мощами была перемещена на место правого клироса. Это привело к двойному ущербу. Во-первых здесь имело место пренебрежение к важному многозначительному, не случайно образовавшемуся местонахождению вблизи друг друга двух великих святых объединенных духом любви Христовой, о чем говорил о. Иоанн Крестьянкин. И во-вторых было ликвидировано существование правого клироса, что стало утратой для традиционного благолепия, уместного особенно в таком храме, Как Большой Собор Донского монастыря.  

Еще до патриаршества святитель Тихон был архиереем в западных пределах Российской Империи и в Америке. В этих землях было много инославных и иноверных, и все они проникались большим почтением к Святителю, ибо живо ощущали тепло его любвеобильного сердца, по слову Спасителя, подобно солнцу согревающего всех – и верных, и неверных, и добрых, и злых, и праведных, и неправедных. В акафисте святейшему Патриарху написано: «Обилием любве мир удививый». И он там назван Патриархом претихим и предобрым. Поистине, он явил миру благой лик Православия.

Мы каждый день взываем в вечерних молитвах: «Господи, просвети душу мою любовию Креста Твоего». И в этом смысле были сказаны и слова святителя Тихона, содержащиеся в его послании православному народу, в котором он предостерегает от вражды и мщения: «Чадца, не сходите с пути крестнаго, низпосланнаго нам Богом». 

Такого же духа любви, как и возглавивший сонм новомучеников и исповедников Церкви Русской святитель Тихон, был и священномученик Иларион, архиепископ Верейский, скончавшийся в заключении от тифа. Он имел такую тесную духовную близость со Святейшим Тихоном, что последний сделал его соавтором некоторых своих посланий к народу и властям. 

Причастность к Божественной Любви у священномученика Илариона выразилась, не на словах, а на деле, в частности, в следующем эпизоде. Однажды, находясь в заключении на Соловках, он, во главе небольшой группы вольнонаемных, бывших насельников Соловецкой обители, пошел на верную смерть, чтобы спасти от верной смерти терпевшего бедствие в Белом море чекиста, отличавшегося феноменальным зверством по отношению к узникам Соловецких лагерей. Чтобы не погибла душа человеческая, находившаяся в страшном бесовском помрачении, но имела еще возможность покаяться. В глазах свидетелей этого поступка, которые были старожилами Соловков, было подлинным чудом, что в результате и спасенный, и спасатели остались в живых. После этого спасенный чекист, проходя однажды мимо распятия, в которое он совсем еще недавно выстрелил из револьвера, на этот раз снял фуражку и перекрестился… 

Свт. Иларион вместе с другими из числа новомучеников и исповедников российских, со святителем Тихоном во главе, принадлежал к тому типу мучеников и апостолов, которые были носителями заповеданной всем христианам любви, обладающей чудотворной силой обращать врагов и даже богоборцев в почитателей Имени Христова.

Что касается Иоанна Богослова, который был любимейшим учеником Господа Иисуса, и со своей стороны безотчетно и горячо преданным своему Божественному Учителю, то он вместе со своим братом Иаковом – эти «Сыны Громовы» – вызвались свести огонь с неба, «как и Илия сотворил», чтобы наказать самарян за то, что они отказали в гостеприимстве их Божественному Учителю, поскольку «Его лице бе грядый во Иерусалим». Тогда еще Учитель сказал им: «Не знаете, какого вы Духа. Ибо Сын Человеческий пришел не для того, чтобы губить души человеческие, но чтобы их спасать». 

Любовь и беззаветная преданность Учителю были таковы, что каждое Его слово тут же беспрекословно принималось юношей, ложилось на сердце и постепенно изменяло его существо; из непримиримого, можно даже сказать – ожесточенного, ревнителя он превращался в Апостола Любви. 

Итак, Церковь объединяет людей разного «духовного возраста». И многие молодые, в духовном смысле, не знают, какого они Духа, но ведут себя так, как сыны Громовы, пожелавшие испепелить самарян небесным огнем. Пришедшие же в совершенный духовный возраст, исполняют заповедь о любви к врагам и являют миру благой лик Православия, то есть, именно, знают, какого они Духа, и являют его – Духа, цель Которого не губить человеческие души, но спасать их. 

Заслуживает только сожаления тот факт, что мир более склонен судить о Православии по тому ожесточенному и озлобленному лику, который являют именно младенствующие духом ревнители не по разуму.  И получается – «ради вас имя Божие хулится у язычников».

К сожалению, проявления такого ожесточенного зилотства, отталкивающего внешних от спасительного православия мы видим сегодня, например, на Среднем Урале. И желаем старцам, младенствующим духом, отдавая должное их добрым делам, поскорее достичь совершенного духовного возраста, который не отталкивает, но привлекает к спасительному православию его нынешних противников. 

Слова святителя Тихона о том, что именно в бедственное время ожесточенной розни следует прежде всего исполнить заповедь о любви к врагам становятся все более актуальными в наше время. Мы знаем о том, что взаимное ожесточение во времена антихриста будет все усиливаться и достигать своих самых крайних степеней. Сюда как раз относятся слова Спасителя, что «от умножения беззакония оскудеет любовь многих, и Сын Человеческий, пришед, найдет ли веру на земле». Ибо в тех сердцах, где нет любви, нет и Бога. Но, вселившийся в такие сердца супостат уничтожает веру. Поэтому при крайней степени взаимного ожесточения, когда велик соблазн ожесточиться самому, и нужно быть бдительным и хранить от этого ожесточения сердце, чтобы не потерять благодать Святаго Духа и, следовательно, – Царство Небесное. 

И для этого каждому из нас особенно в это немирное время необходимо оградить сердце именно исполнением заповеди о любви к врагам. Мы должны желать им не вечного геенского огня, но спасительного покаяния – «изменения ума» (μετάνοια), восстанавливающего первозданную красоту души, возвращающего ее богоподобие. Как завещал прп. Силуан Афонский, «Если кто вас обижает или бесчестит, или отнимает что ваше, или гонит Церковь, молитесь Господу говоря: “Господи, все мы – создание Твое; пожалей рабов Твоих и обрати их на покаяние”. И тогда ощутимо будешь носить в душе своей благодать». 

И вот перед нами сегодня встает вопрос: Москва – это Вавилон или дом Богородицы? 

Начало ее возвышения и превращения в стольный град великой православной державы, как мы уже сказали, было положено именно тогда, когда по совету свт. Петра Великий Князь Иван Калита построил в Москве Собор Успения Богородицы. 

Рядом с Кремлевским Успенским собором, в котором сегодня покоятся мощи святых московских святителей, на Красной площади находятся Покровский собор (храм Василия Блаженного), храм Казанской иконы Божией Матери, Иверская часовня. После богоборческого погрома эти и другие московские святыни вновь обретают свою притягательную силу и способствуют укреплению благочестия в столице и во всей стране.

Однако, с другой стороны, в Москве усиливаются и противоположные, враждебные тенденции, превращающие нашу столицу в инфернальный мегаполис, апокалиптический  Вавилон, «мать блудницам и мерзостям земным». 

Говоря словами Достоевского, в Москве сегодня противоборствуют два идеала – «идеал содомский» и «идеал Мадонны»… 

Идеал Мадонны – это соединение целомудрия и материнства, против которых ополчился современный антихристианский менталитет. 

И, с другой стороны, если желательная сила души в атмосфере вавилона устремляется в неверном направлении, в сторону неистового разврата, то раздражительная сила души  умножением беззаконий провоцируется занять позицию агрессивности. Злоба, враждебность, ненависть столь же успешно, как и разврат, изгоняет из сердец спасительную благодать Святаго Духа, следовательно, из-за оскудения любви люди также не спасаются, а погибают.    

Помолимся же чествуемым ныне Первосвятителям Московским, да испросят они своими святыми молитвами у престола Всевышнего Божией помощи, чтобы идеал Мадонны в их стольном граде одолевал идеал содомский, препятствуя превращению Москвы в Вавилон Апокалипсиса.

И еще. Вот мы бросили беглый ретроспективный взгляд на исторический путь отечества. Мы затронули тему святых столичных первоиерархов, их выдающихся заслуг в становлении поистине великой страны с ее великой столицей. И здесь напрашивается тема особого призвания – быть оплотом благочестия в эпоху агрессивного натиска цивилизации апокалиптического вавилона. Это очень трудная задача, даже представляющаяся непосильной. И она становится действительно непосильной в том случае, если возобладает надменность, гордыня, опирающаяся на память могущества Москвы, которое держалось на таких столпах, как ее святители. У нас перед глазами всегда должен стоять печальный исторический урок древнего Богоизбранного Израиля. И если нас вдохновляют слова из марша Прощание Славянки – «встань за веру, Русская Земля», то мы должны твердо помнить каковы основы этой веры. О том, что два столпа, альфа и омега этой веры – смирение и любовь. А гордость своей богоизбранностью и, с другой стороны, презрение и вражда ко всем «неизбранным», лишают человека и народ спасительной благодати. Он и сам не спасается, и иноверцев отталкивает от спасительной веры своим надменным и ожесточенным обликом. Как сказал великий оптинский старец Амвросий, «благородной гордости не бывает. Гордость, она всегда одна – бесовская».     

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)

Добавить комментарий

Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Солнце России».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.

cih.ru