Пророк, на которого надеются христиане последних времен

Сегодня мы вспоминаем Пророка Божия Илию.

В свое время он для того, чтобы отвратить сынов израилевых от идолопоклонства и вернуть их в лоно отечественной Богооткровенной религии, помолился, и по его молитве не было дождя «три лета и месяц шесть».    

Этот грозный пророк пользовался особым, исполненным благоговейного трепета почитанием в русском православном народе – народе земледельцев, хлеборобов, который, было такое время, кормил хлебом весь мир. 

А выходцы из Малороссии, переселившиеся в свое время в Канаду, захватили с собою в достаточном количестве семена пшеницы и гречихи. Что в наши дни, при оскудении хлебопашества в нашем отечестве, когда не только весь мир, но самих себя собственным хлебом мы прокормить уже не в состоянии, спасло нас от хлебного дефицита… 

Сегодня мы не боимся ни Ильи Пророка, ни самого Бога, «мы не сеем и не пашем», поля зарастают бурьяном и сокращается не только урожайность зерновых, но и «урожайность» младенцев, поскольку жены не хотят в муках спасаться чадородием, а мужи не хотят в поте лица трудиться для пропитания многодетных семейств… 

Сбываются слова пришедшего в духе и силе Пророка Илии – Иоанна Предтечи о дереве, не приносящем доброго плода, которое срубают и бросают в огонь, слова царственного Псалмопевца Давида об истреблении семени нечестивых…

Пророческое служение – это страшное служение. Человек, призванный на это служение, уже не принадлежал себе – каждое его слово и каждое действие было сказано и сделано не по своей воле, но по воле Божией. Он был обязан говорить и действовать так, что это чаще всего было не по нраву людям – не по нраву ни царям, ни народу. Но он обязан был все это произнести и сделать несмотря на то, что это могло навлечь на него, и навлекало, и царский гнев, и народную ярость. И за свои слова и поступки он мог быть побит камнями, перепилен деревянной пилой или утоплен в нечистотах. 

И вот, по любви и преданности Богу эти святые Божии человеки шли на то, чтобы подвергнуть себя этой страшной участи. Они душу свою полагали за други своя, содействуя спасению именно тех, кто этой участи их подвергал.

И Сам Глава всех святых, Богочеловек, Который был также и «Пророком, сильным в деле и слове», был распинаем теми, за которых Он распинался и за которых на Кресте молился…[1]

В Апокалипсисе Иоанна Богослова говорится о двух пророках, которые явятся во времена антихриста перед вторым пришествием Спасителя. Под этими пророками разумеются взятые живыми на Небо Енох и Илия.

Грозные пророчества и прещения, изреченные пророками Божиими и Самим Господом о последних, антихристовых временах, относятся и к тем временам умножения беззаконий, которые можно назвать репетициями пришествия антихриста, когда время от времени приходят предтечи антихриста, о которых св. Апостол Иоанн Богослов говорил, что есть много антихристов. 

И вот, генеральной репетицией пришествия антихриста была как раз наша богоборческая революция и взятие власти большевиками, когда чрезвычайно умножались предсказанные беззакония и скорби, в частности, оскудение пищи и голодомор.

Один из великих исповедников времен богоборческой власти Афанасий (Сахаров), епископ Ковровский, говорил о том, что во времена антихриста тоже будет страшный нестерпимый голод. И верных будет чудесным образом питать именно пророк Илия так, как он питал сарептскую вдовицу. 

Владыка Афанасий и в то голодное время репетиции прихода антихриста советовал призывать в молитве этого пророка Божия. 

И сам составил такую молитву, взяв за основу тропарь пророку Илии. Она звучит так: «Во плоти Ангел, пророков основание, вторый Предтеча пришествия Христова Илия славный, от Ангела пищу приемый и сарептскую вдовицу во время глада препитавый, сам и нам благодатный питатель буди».

Когда владыка сидел в Бутырской тюрьме и так молился, он, благодаря своей праведности, пользовался таким большим авторитетом у заключенных, в том числе и уголовников, что все продуктовые передачи было принято отдавать ему, с тем чтобы он по справедливости распределял пищу между заключенными. В результате его камеру, в которой по этой причине скапливались значительные запасы съестного, тюремное начальство и надзиратели стали именовать «продовольственным складом».  

На приходе, который я регулярно посещал до того, как поселился в монастыре, владыка Афанасий (Сахаров) пользовался особым почитанием, потому что брат тещи настоятеля был составителем книги «Отец Арсений», главный герой которой, – реальное лицо, вопреки распространенному мнению о том, что это собирательный образ, – был близок с владыкой Афанасием. И все старые прихожане знали эту молитву пророку Илье и читали ее каждый раз после трапезы. Причем некоторые бабушки вместо «сарептскую вдовицу» говорили «советскую вдовицу»… 

У меня тоже вошло в обычай читать эту молитву после еды.

И вот, возобновление нашей Донской обители совпало с крушением богоборческого режима и  последовавшими за этим нестроениями, в том числе и трудностями с продовольствием. 

Тогда из-за границы стала поступать «гуманитарная помощь».

Я тогда еще продолжал исполнять обязанности сторожа в Малом Донском соборе. Наступил вечер. В храме кроме меня находилась украсительница, украшавшая к празднику Донскую икону. Служба кончилась, ворота монастыря были заперты. Нам с колокольни, где временно была оборудована кухня, принесли ужин. После трапезы я по привычке прочитал эту молитву, составленную вл. Афанасием, и стал готовиться к ночлегу, а украсительница занялась своим делом.

Вдруг раздается стук в стеклянную дверь храма. За дверью стоит какая-то посторонняя женщина. 

Я говорю украсительнице, что отпирать церковь не буду. Потому что я сторож – ведь неизвестно, вслед за этой женщиной в храм могут ворваться притаившиеся в укромном месте грабители.

Но украсительница убедила меня, что никакой опасности нет, и вид этой женщины внушает ей доверие.

Дверь была отперта, и наша гостья рассказала, что она художница, иконописец, прихожанка церкви, в которой находится знаменитая икона «Нечаянная Радость», недалеко от метро Кропоткинская.

И вот только что она шла мимо этой церкви, на крыльцо вышел алтарник и, подозвав ее, вручил ей пакет «гуманитарной помощи» со словами: «будьте нашим эмиссаром, отдайте этот пакет кому Бог на душу положит».

«Я взяла пакет, мне нужно было ехать куда-то на метро. Я спустилась на платформу станции Кропоткинская, и вдруг ноги сами понесли меня в сторону Донского монастыря. Подойдя к воротам, я попросила охрану пропустить меня на территорию, т.к. мне необходимо попасть в Малый Собор».

Охрана почему-то сразу пропустила ее, хотя по инструкции надо было согласовать это со сторожем в храме.

«И вот, я вручаю эту гуманитарную помощь вам, потому что кроме вас в этом единственном действующем храме Донской обители никого нет».

Мы с украсительницей с благодарностью приняли этот дар и поделили между собой. Это была посылка из Германии, содержащая чечевицу и какие-то крупы.

Когда я проснулся на следующее утро, мне в голову сразу пришла мысль: так ведь эта церковь с Нечаянной Радостью освящена в честь Ильи Пророка и носит имя «Ильи Обыденного»! А мы как раз молились после ужина Илье Пророку…

Я воспринял это событие как знак того, в возобновленной обители следует после каждой трапезы читать эту молитву, тогда обитель не оскудеет пищей.

И действительно, на недостаток съестного обитель никогда не жаловалась. Напротив, насельники всегда имели возможность наедаться до отвала, что отнюдь не повышает качество монашеской жизни…          


[1]Ср. со словами из проповеди патриарха Кирилла, произнесенной на литургии в этот же день: «История пророка Илии, пророческого служения Господа Иисуса Христа, пророческого служения Церкви учит нас, что пророчество — это служение, сопряженное с риском. В какой-то момент каждый, кто осмеливается говорить миру правду, становится изгоем. Тем, кто отказывается от несения пророческой миссии, — по малодушию, по глупости или по отсутствию интереса, — кажется, что так спокойнее: никто тебя не тронет, никто на тебя внимание не обратит. Но есть и другой выбор…

И да поможет всем нам Господь оставаться верными Ему, жить по Божиему закону…

И будем помнить тот великий урок, который всем нам преподал святой пророк Божий Илия, пошедший на многие и многие страдания для того, чтобы в народе своем укрепить веру в истинного Бога…»

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)

Добавить комментарий

Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Солнце России».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.

cih.ru