Отцы шести Вселенских Соборов

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Сегодня святая Церковь поминает святых отцов шести Вселенских Соборов.

Господь Иисус Христос пришёл на землю, чтобы разрушить дело сатаны, который в древности, во времена прародителей, добился того, что Бог оставил человека.

Сатана соблазнил наших прародителей, они проявили своеволие, не послушались Бога, и Он ушёл, оставив человека пустым, опустошённым. Об этом говорит свт. Феофан Затворник: «Человек опустел от Бога».

С тех пор человек стал несчастным, он не может найти себе места, не может жить с этой пустотой в сердце, стремясь заполнить эту бездонную пропасть всем, что он находит на земле. То есть, наслаждениями, развлечениями, алкоголем, наркотиками, телевизором, компьютером. Далее – деньгами, властью, науками, искусствами, «хобби».

И всё это безрезультатно; в душе у него нет удовлетворенности. Потому что Бога заменить ничто не может.

Бог — это полнота жизни, безбрежный и бездонный океан любви, блаженство, превышающее всякое земное утешение, всеведение, превышающее всякую земную науку. Благолепие Царства Небесного превосходит все земные красоты и искусства. Всемогущество Царя царей и Господа господей превышает власть всех земных императоров и президентов. Его богатство превосходит достояние всех земных миллиардеров. Пока мы без Бога, мы всё время находимся в страхах и тревогах, потому что человек остаётся наедине с тем самым древним змием, который умнее и сильнее его.

А Богу ничего повредить не может, потому что Он сильнее сатаны. И человеку, если он пребывает в единении с Богом, ничего повредить не может, и он вкушает непоколебимый Покой Царства Небесного; «Мир Мой даю вам, не так, как мир дает»…

Господь Иисус Христос пришёл на землю для того, чтобы не только принести с Неба на землю благую весть о Царстве Небесном, но и сделать все необходимое, чтобы появилась возможность возвращения Бога в сердце человека. То есть именно возможность обретения этого Царства Небесного внутрь нас. А от человека требуется встречное движение к Богу.

Итак, Господь воплотился для того, чтобы разрушить дело сатаны.

Сатана это почувствовал и тотчас по воплощении Сына Божия вооружился против Него, стремясь воспрепятствовать Тому, Кто пришел свести на нет его дело, принесшее человеку смерть.

Он не дал Ему даже родиться в человеческих условиях; Богомладенец родился в загоне для скота.

С самого начала он стал гнать Богомладенца, с которым Святое Семейство бежало в Египет.

Воспользовавшись душевными немощами царя Ирода, он умертвил 14000 младенцев избранного народа, надеясь, что в их числе будет умерщвлено и то «семя жены, которое должно стереть главу змия».

Этим чудовищным преступлением Ирода сатана, можно сказать, начал свои неистовые нападения и войну против Господа и Его спасительной миссии на земле. – Войну, которая была начата в момент Рождества, продолжалась на протяжении всей земной жизни Спасителя, на всем протяжении его спасительной миссии, начиная от Богоявления. – Сразу после Его Крещения в водах Иордана сатана стал Господа искушать и, не сумев заставить поклониться себе, продолжал преследовать Его, используя зависть фарисеев и, в конце концов, их руками предал Его на Распятие.

Но все, что ни делал дьявол с расчетом помешать спасению людей, имело прямо противоположный его умыслу результат.

Те 14000 умерщвленных израильских младенцев, если бы они продолжали жить, пришедши в совершенный возраст, а они, собственно, были сверстниками и Спасителя, и Иоанна Предтечи, могли бы в известный момент вместе со своими соплеменниками кричать: «распни, распни Его». Но вместо этого они невинными младенцами перешли в иной мир и пополнили сонм небожителей вместе с прочими ветхозаветными праведниками.

Господа он распял, а Господь воскрес, вознесся к Отцу и послал Духа Святаго на учеников. Господь три года учил апостолов смирению, любви, любви к врагам, но исполнить эти заповеди они смогли лишь после того, как на них снизошел Дух Святой. Потому что покинутый Богом человек остался только со своей животной, биологической природой, имеющей инстинкт самосохранения, самозащиты и потому неспособной исполнить заповедь любви к врагам. Поэтому только когда Господь Дух Святой, сойдя на Апостолов, поселился в их сердце, они реально смогли исполнить эту заповедь.

«Я посылаю вас, как овец среди волков» (Мф. 10:16), – сказал им Господь. Апостолы действительно со всех сторон были окружены врагами. Родной народ их побивал камнями, считая отступниками от закона Моисеева. Язычники, не желая отказываться от своих идолов, тоже убивали, предавая лютым мучениям.

Если бы апостолы оставались на уровне обычных человеческих реакций, отвечая злобой на злобу, они бы никого не привели ко Христу, только оттолкнули бы своим ожесточенным, озлобленным обликом. И сами бы не спаслись, потому что злоба отталкивает спасительную благодать. Как собаки на сене – ни себе, ни людям. И к ним вполне были бы применимы слова, сказанные Господом иудейским законникам: «горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения: сами не вошли и входящим воспрепятствовали» (Лк. 11:52).

Однако апостолы смогли уловить Вселенную в сети любви Христовой.

Таким образом, умерщвленный на Кресте Господь воскрес и ведет потомство Адама из страны рабства греху и страстям в обетованную Новую Землю под Новым Небом – в страну свободы от греха и страстей.

После Вознесения Господня и Святой Пятидесятницы, когда посланный Господом от Отца Святой Дух в виде огненных языков почил на Апостолах, то есть, именно, после крещения их Духом Святым и огнем, по слову Предтечи, – именно, сразу после рождества Церкви Христовой сатана продолжает свою брань уже против этой новорожденной Церкви. И эта война сатаны против Христа и Его Церкви длится до сего дня. Она будет продолжаться до скончания века, но заведомо обречена на неудачу по неложному слову Спасителя о Своей Церкви – о том, что «врата адова не одолеют ей» (Мф 16, 18).

Этот древний змий обольстил в самом начале прародителей и тем попытался воспрепятствовать Божию замыслу о роде человеческом, который должен восполнить число отпавших ангелов в Царстве Небесном. Этот исконный богопротивник и богоборец старался, старается и будет стараться употребить всю дарованную ему Богом сверхчеловеческую мудрость и силы для борьбы против так щедро одарившего его Бога и Его Божественных планов.

Вначале он пытался на протяжении первых трех веков христианской эры руками мучителей извести христиан физически, начиная с Апостолов, и, таким образом, уничтожить Церковь.

Но мученический подвиг свидетелей Иисусовых также привел к противоположному результату. Вместо каждого уничтоженного члена Церкви воинствующей, мученический подвиг которого доставлял ему Блаженную Вечность и принадлежность к Церкви торжествующей, в Церковь воинствующую вливались сотни и тысячи новых членов. – Из числа тех, кто взирал на подвиг Христовых страстотерпцев, на сопровождавшие его дивные чудеса, на беспрецедентное терпение и незлобие мучеников среди лютых истязаний. Тех, кто внимал непререкаемым глаголам Вечной Жизни, исходящим из их уст, которыми вещал Сам Дух Святой.

Результат каждый раз оказывался прямо противоположным тому, чего хотел сатана. Он помышлял мучениями запугать, но мученики оказывались верными Христу даже до смерти, тем самым свидетельствовали о Царствии Небесном и привлекали к вере подчас даже своих палачей.

Потом, когда закончилось время открытых гонений, настала пора бескровного мученичества, то есть, иноческого подвига, враг со всеми своими невидимыми полчищами ополчился и на преподобных, которые превозмогали его о укрепляющем их Иисусе. И действия невидимого врага, пытавшегося воспрепятствовать их подвигу и привести их к падению и духовному поражению, также приводили к противоположному результату. Это противоборство врага увеличивало мастерство воинов Христовых в этой духовной брани, силу их молитвы, доставившую им единение с Богом и тем самым – Царствие Небесное, в согласии со словами Антония Великого, который на вопрос – «кто тебя научил молиться», ответил: «бесы»…

А став искусным в этой брани сам, прп. Антоний обучил такой молитве и своих учеников, создал, можно сказать, школу невидимой брани для всех последующих монашеских поколений. И враг опять был посрамлен.

После прекращения гонений извне враг поменял тактику, и начались внутренние разногласия, последовали волны ересей и расколов, в согласии с исконной сатанинской практикой «разделяй и властвуй».

Но и в данном случае эта враждебная, раскольническая политика, как ни странно, принесла Церкви свою нежелательную для невидимого врага пользу. Как говорил Апостол Павел, «Надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1 Кор. 11:19). И явились искусные: Григорий Богослов, Максим Исповедник и другие. Они все свои способности, которые Господь им дал, напрягли и в соработничестве с Самим Духом Святым создали столь блестящие богословские труды и догматы так сформулировали, что это необычайно укрепило Церковь и ее неприступность для врат ада, которые не одолеют ее до конца времен.

При возникновении очередной ереси было принято созывать очередной вселенский собор для выработки обоснованных догматов, сохраняющих православие Церкви.

И «искусные» на славу потрудились, с успехом решая эту задачу.

Так что все нападения сатаны приводили к нежелательному для него результату.

На Первом Вселенском Соборе в 325 году от Рождества Христова была осуждена и предана анафеме ересь Ария, считавшая Сына Божия тварью и представлявшая собою, таким образом, крайнюю степень субординационизма.

Никейский символ веры ввел понятие «единосущности» Отца и Сына, которое кардинальным образом исключало арианскую идею тварной, а не Божественной природы Сына Божия.

В период между Первым, Никейским, Вселенским Собором и Вторым Вселенским Собором в Константинополе имело место богословское осмысление тринитарных истин и выработки православного учения о Пресв. Троице, Божественной равночестности трех Её ипостасей – Отца, и Сына, и Святаго Духа путем преодоления как субординационизма, так и модализма – двух направлений, которых в той или иной степени придерживались доникейские богословствующие отцы.

Субординационизм – это идея «субординации», т. е., подчиненности Богу Отцу Сына Божия и Святаго Духа, как низшего высшему.

Модализм – это подчеркнутое единобожие, считающее Сына Божия и Святаго Духа не имеющими самих по себе постоянного самостоятельного бытия, но представляющими собою лишь временные проявления, «модусы», одного и того же единого истинного Бога, Бога Отца.

Второй Вселенский Собор собрался в Константинополе в 381-м году. Его главное догматическое деяние – расширенный символ веры, который стал именоваться Никео-Константинопольским.

«Влияние Вселенских Соборов на христ. сознание последующих веков сильнее и шире всего выразилось в этом Символе, принятом не только правосл. Церковью, но и ориентальными нехалкидонскими Церквами и, с добавлением Filioque, католич. Церковью и умеренными протестантами – англиканами и лютеранами, т. е. подавляющим большинством христиан» – говорится в Православной Энциклопедии, в статье о 2-м Вселенском Соборе. В этом расширенном символе веры Святой Дух провозглашается Богом, равночестным Отцу и Сыну, Господом животворящим.

Это подчеркивание Божественной равночестности Святаго Духа Господа Отцу и Сыну подготовили в десятилетие, предшествовавшее 2-му Собору, в основном, 2 святых отца – Василий Великий и Григорий Богослов. Свт. Василий обосновывает «споклоняемость» Св. Духа Отцу и Сыну и Его «господственность». Свт. Григорий называет Святаго Духа Господом.

36 епископов, придерживавшиеся духоборческих взглядов Македония, покинули Собор.

Свт. Григорий хотел, чтобы отцы Собора прямо исповедали божество Святаго Духа и Его единосущие Отцу и Сыну. Однако, не назвав прямо Святаго Духа Богом и единосущным Отцу и Сыну, Собор недвусмысленно выразил это исповедание др. средствами, утверждая симметричное рождению Сына от Отца исхождение от Отца Святаго Духа, утверждая, что Святой Дух поклоняем и прославляем наряду с Отцом и Сыном, что на богословском языке эпохи вполне определенно означало равенство трех Божественных Лиц.

Исхождение Духа Святаго от Отца несовместимо с восходящим к блж. Августину зап. учением об исхождении Духа Святаго от Отца и Сына. И само это субординационистское учение, принижающее достоинство Святого Духа по отношению к Отцу и Сыну, и, в особенности, сделанная на его основании вставка в Символ веры Filioque стали важнейшей догматической причиной разделения католической и православной Церквей.

В новом символе веры были добавлены традиционно присутствующие в существовавших к тому времени крещальных символах местных церквей положения о Церкви, Крещении, Всеобщем Воскресении и Жизни Вечной.

В нем перечислены 4 свойства Церкви: единая (единственная), святая, соборная и апостольская.

Содержится исповедание единого, то есть, совершаемого единожды Крещения во оставление грехов.

Символ определяет не только христианскую веру, но и надежду – «чаю», то есть, с надеждой ожидаю воскресения мертвых и жизни будущаго века.

Третий Вселенский Собор собрался в Эфесе в 431-м году.

Он был в основном посвящен осуждению и анафематствованию христологической ереси Нестория.

Главное дело Собора – утверждение православной христологии, глашатаем которой явился свт. Кирилл Александрийский. Опровергая Нестория, он с большой силой и убедительностью выразил истину единства лица Богочеловека.

Четвертый Вселенский Собор собрался в Халкидоне в 451-м году. Главным его деянием было осуждение монофизитской ереси Евтихия и Диоскора и признание в Иисусе Христе двух естеств – Божеского и человеческого. Соединенных неизменно, нераздельно и неслиянно.

Наибольший вклад в дело Халкидона внес свт. Кирилл Александрийский. Большую роль сыграл также томос свт. Льва, папы римского.

Пятый Вселенский Собор собрался, во второй раз, в Константинополе в 553-м году и рассматривал предпринятые и инициированные св. императором Юстинианом критические исследования христологических заблуждений Нестория, монофизитов и Оригена. Этот собор, вызвавший много нареканий и критики, в конце концов содействовал разоблачению монофизитства и торжеству идей Халкидонского Собора в Византийской империи. Монофизитство осталось только на окраинах империи и за ее пределами.

Шестой Вселенский Собор собрался, в третий раз, в Константинополе в 680-м году и был посвящен преодолению ереси монофелитства. Собор принял вероопределение о двух волях. Особые заслуги в опровержении ереси монофелитства принадлежат дособорной деятельности Максима Исповедника и св. папы Мартина.

Явление ересей и расколов, с помощью которых сатана пытается реализовать свою исконную тактику «разделяй и властвуй», коренится в том, что духовные истины непостижимы для падшего человеческого рассудка, который в этом деле некомпетентен. Они познаются только духовным умом, умом Христовым.

Господь говорит: «Пути Мои – не пути ваши и мысли Мои – не мысли ваши. Как Небо отстоит от земли, так пути Мои отстоят от путей ваших и мысли Мои – от мыслей ваших». Поэтому в деятельности шести Вселенских Соборов при выработке их постановлений имело место сотрудничество человеческого ума со Святым Духом, что выражено еще Апостолами при обсуждении тех или иных вопросов в формуле: «изволися Святому Духу и нам», каковая формула присутствует и в резолюциях великих Вселенских Соборов.

Помолимся же святым отцам шести Вселенских Соборов, которых мы сегодня вспоминаем, что бы и нам в наше столь же непростое, также отличающееся расколами и ожесточенными внутрицерковными распрями время их святыми молитвами «разум наш питати не многомятежною мудростию человеческой, но смиренным познанием воли Божией».

 

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Солнце России».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.

#