Несть мужеский пол, ни женский, но везде и во всем – Христос

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Вот прошел ряд праздников Господских. Что мы видим в этих праздниках? Что мы можем наблюдать? Какая основная черта нашего Господа присутствует во всех этих праздниках? Мы видим везде Его глубокое смирение.

Рождество Царя царей и Господа господей происходило в убогом вертепе, и Он, повитый пеленами, полагается в яслях для скота. И первое его слово по появлении на свет было о любви. Оно было возвещено пастухам ангелами. Ангелы – это вестники. Они ничего не говорят от себя. Всякое слово, исходящее из их уст – это слово Самого Господа. Это Сам Господь их устами возвестил: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, и в человецех благоволение» – Сам только что родившийся Господь. Конечно, Он мог сотворить это чудо – произнести эти слова устами только что родившегося младенца. Но по смирению Своему он только по-младенчески плакал.

Кстати, считается, что пеленки, которыми младенец связан по рукам и ногам сразу по рождении, служат воспитанию терпения и смирения. А отсутствие пелен воспитывает, как теперь говорят, так называемую «раскованность».  А по-нашему – разболтанность, то есть, своеволие. Таким образом, в пеленках – вековая народная мудрость и, именно, мудрость духовная, которую отменили современные либералы, ратующие за свободу (liberte) и права младенцев и, с другой стороны, – за иродову свободу убийства младенцев во чреве, в зародыше… Пеленки помогают выработать способность терпеть внешние ограничения, без которых в жизни не обойтись, и, с другой стороны, помогают не входить в зависимость и рабство у собственных страстей и похотей, от каковой зависимости и рабства как раз и пришел нас избавить наш Господь Иисус Христос…

Вот был праздник обрезания Господня. И опять Он смиренно терпит этот законный обряд.

Вот был праздник Крещения. И снова мы видим Его смиренно подклоняющим Свою главу под руку Предтечи.

И вот, сегодня уже Сретение Господне. И снова мы видим, как Сам Законодатель, Богомладенец, вместе со Своей Пречистой Матерью, прибыл в Иерусалимский Храм, чтобы смиренно исполнить предписание Им Самим установленного Закона.

Пришел Мессия сделать все необходимое, для того, чтобы обеспечить  человеку возможность вновь соединиться с Богом, оставившим человека по причине грехопадения прародителей.

 И Его опознали двое праведников.

Уже было свидетельство пастухов, сподобившихся явления Ангелов, свидетельство волхвов с Востока, которые принесли Царю Иудейскому дары – золото, ладан и смирну. И вот, потребовалось еще свидетельство двух праведников, умудренных и очищенных долгим сроком пребывания на земле, многими скорбями этой жизни, болезнями и немощами старческого возраста. Это были: Симеон Богоприимец, понесший труды и болезни трехсотлетнего возраста, и пророчица Анна, дщи Фануилева, вдова лет 84-х, прожившая с мужем в браке всего 7 лет. Не пожелавшая нового брака, но смирившая плоть постом, непрестанной молитвой и неотлучным пребыванием в Храме св. града Иерусалима.

Эти два праведника, достигшие таким образом чистоты сердечной и прозревшие в принесенном Матерью Младенце, по законному обряду, Мессию, Христа Господня – засвидетельствовали этим именно пришествие Нового Завета. В их лице Ветхий Завет встречает Новый Завет, или, как говорили в простом народе, произошла встреча Зимы и Лета.

И это их свидетельство знаменательно. Они, принадлежа к мужескому и женскому полу, подтвердили тем самым именно дух Нового Завета, в котором, по словам первоверховного Апостола Павла несть мужеский пол, ни женский, но везде и во всем – Христос – равенство души мужа и жены в очах Господних, Который всем дарует спасение и Царство Небесное.

И тот, и другая очищают свое сердце и стяжевают сердечную чистоту, обретают способность чистым сердцем видеть Бога, дар прозорливости и пророчества.

И вот, сегодня звучит эта удивительная, чудная песнь Симеона Богоприимца:

Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром, яко видеста очи мои спасение Твое, еже еси уготовал пред лицем всех людей – свет во откровение языков и славу людей Твоих Израиля.

Эта песнь «Ныне отпущаеши…» вырвалась из сердца, была сердечным воплем старца Симеона Богоприимца, чрезмерно утомленного трехсотлетним пребыванием на грешной земле.

Это, с одной стороны, – нечто подобное мироощущению праведного Лота, который, по словам Апостола Петра, скорбел в праведном сердце своем, утомленный пребыванием среди людей неистово развратных…

Не говоря уже о целых столетиях, проведенных в «труде и болезни» немощной старости…

Эта песнь стала одним из основных, стержневых песнопений Церкви Христовой.

В ней нашло себе выражение одно из основных, главных чувствований, переживаний истинно христианской души, выраженное первоверховным Апостолом Павлом в его словах о том, что он желал бы избавиться «от этого тела смерти», и «разрешитися и со Христом быти»…

Но такое чувствование бывает вполне искренним и не надуманным, не навязанным себе искусственно в том случае, если подлинно человек уже во плоти внутренне приобщился к Царствию Небесному, которое «внутрь нас есть». Именно, как Апостол Павел, который был восхищен «до третьего небесе», видел не виданное земными очами, слышал не слыханное земными ушами – неизглаголанные глаголы Вечной Жизни…

Такая подлинная приобщенность к Царству Небесному доставляет человеку знание о неизмеримом превосходстве этого бытия с Богом по сравнению с земными благами и утешениями, к которым стремится большинство людей.

И эта внутренняя приобщенность к Царству Небесному, именно, выражена в этой чудесной песне праведного Симеона словами: «яко видеста очи мои спасение Твое».

И вот, эта песнь «Ныне отпущаеши…» каждый день воспевается в Святой Церкви и в соборном Богослужении и в конце благодарственных молитв по святом причащении, и после приобщения в тех случаях, когда священник со святыми дарами посещает болящего брата или сестру на дому или в больнице.

Эта песнь звучит ежедневно в конце вечерни, то есть незадолго до того, когда Господь отпускает Своих рабов от дневных трудов и «дает возлюбленным Своим сон». То есть, сон – это, как говорится, подобие смерти, как бы «малая смерть» после дневного бдения жизни. И эта песнь – «Ныне отпущаеши…» – в этот момент призвана напомнить человеку о главном. – О том, что подлинный христианин, достигший полного, зрелого возраста Христова, стяжавший единение с Богом, то есть уже внутренне приобщившийся к Царствию Небесному, что, именно, выражено словами «яко видеста очи мои спасение Твое», подобно созревшему плоду, уже готов к жатве. То есть, к тому, чтобы «разрешитися» от временной жизни для вечного единения и бытия со Христом, когда уже впечатления дольнего мира, создающие помехи такому единению, окончательно прекращают доступ к душе посредством этого тела смерти.

Тот же мотив звучит и в конце вечерних молитв, когда христианин повторяет слова Спасителя на Кресте в момент Его крестной смерти: «В руце Твои предаю дух мой».

И еще эта песнь звучит каждый раз в благодарственных молитвах по святом причащении, которое с течением времени должно становится все более полноценным, по мере того, как Господь откликается на слова молитвы: «подавай нам истее Тебе причащатися в невечернем дни Царствия Твоего». И постепенно достигая полноты, причащение Святых Таин должно вести к подлинному единению с Богом – к обретению Царства Небесного внутрь нас и, таким образом, в конце концов, душа должна достигнуть состояния, которое вполне соответствует настроению и желанию, выраженному словами Симеона Богоприимца: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, с миром, яко видеста очи мои спасение Твое…»

И когда священник посещает больного на дому или в больнице, преподавая ему Св. Дары, то после причастия звучит та же песнь – «Ныне отпущаеши…». – В надежде на то, что именно в этот момент болящий, особенно в случае смертельной болезни, подобно созревшему плоду, уже вполне готов к переходу в Блаженную Вечность. «Идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но Жизнь Бесконечная»…

Однако и в случае, если болезнь «не к смерти», то, все равно, именно во время болезни, человек изъят из круговращения обычной суетной повседневности, и недуг напоминает ему о бренности тела. То есть, в этот момент человек становится более открытым для тем, связанных с Вечностью, и этот обычай призван еще раз напомнить ему о цели христианской жизни, как о подготовке души к Блаженной Вечности…

Итак, св. Симеон Богоприимец узрел это спасение – Свет уготованного людям Царства Небесного и ничем не омраченное Блаженство человеческого рода. И вместе с тем он одновременно видит трагические моменты, связанные с достижением этой светлой цели спасительного Божия Промысла. – «Вот лежит Сей в предмет пререканий и на падение и на восстание многих во Израили. И Тебе Самой душу пройдет оружие»…

Парадоксальность этого созерцания у старца Симеона Богоприимца поразительна. С одной стороны, его очи увидели спасение и безоблачное светлое будущее, уготованное Богом для потомков Адама. И это созерцание приводит его в состояние умиротворения и он со спокойной душой готов уйти из этого мира. А с другой стороны для него стали очевидными те ужасы, муки и жертвы, с которыми сопряжено достижение этой цели.

Жертвы и мучения, на которые идет Сын Божий, которые предстоят Богородице – вот цена спасения рода человеческого, цена возвращения к человеку Бога, покинувшего его из-за грехопадения прародителей.

И все это увидел и предвозвестил праведный Симеон Богоприимец.

Помолимся же старцу Симеону, пророчице Анне, чтобы они своими молитвами у престола Всевышнего помогли и нам прежде конца увидеть духовными очами спасение уготованное Богом любящим Его, то есть, еще во плоти стать причастниками Царства Небесного, которое внутрь нас есть.

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)

Добавить комментарий

Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Солнце России».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.

cih.ru