Напоминать о подлинной любви

Сегодня мы совершаем память одного из недавно прославленных наших отечественных святых прп. Силуана Афонского.

Вначале он был прославлен не в Русской, а в Элладской, Греческой Православной Церкви. Поскольку он принадлежит к числу святых, в земле Греческой просиявших. Ибо его преподобнический подвиг, продолжавшийся сорок шесть лет, имел место на Святой Горе Афон, представляющей собою часть греческого государства.

Но родился он в России, в семье крестьян Тамбовской губернии, и значительная часть его жизни, до двадцати четырех лет, протекала на родине.

Прп. старец Силуан был избранный сосуд Божией благодати, посланный в мир для исполнения особой миссии. Такие, как он, посылаются Богом в мир в особые времена умножения беззаконий  для того, чтобы еще и еще раз напомнить людям о главной заповеди Господа Иисуса – о Любви Христовой, которая есть соуз, совокупность совершенства, α и ω христианского учения   и христианской жизни, Любви, которая ни при каких обстоятельствах не должна оскудевать.

Необходимость помнить и исполнять эту заповедь особенно актуальна именно в те времена, когда с особенной силой возрастает в мире взаимное ожесточение, вражда и злоба.

Господь сказал о последних, антихристовых временах перед концом света: «От умножения беззаконий оскудеет любовь многих, и Сын Человеческий, пришед, найдет ли веру на земле».

Оскудеет любовь, а это значит, что благодать Божия уйдет из сердец человеческих – именно, спасительная благодать, которая спасает. То есть, по слову прп. Серафима, стяжание, накопление благодати – Божественной энергии – есть цель христианской жизни, потому что именно изобильная благодать, накапливающаяся в сердце, доставляет человеку спасение, Царство Небесное внутрь нас. Это, именно, – возвращение Бога в сердце человеческое, возвращение потерянного рая. А оскудение благодати означает оставление Богом человека, лишение его этой Блаженной Вечности.

И именно в моменты всеобщего взаимного озлобления, ожесточения возрастает опасность этого оскудения любви, а вместе с ней и спасительной благодати в сердцах человеческих.

И то, что сказано Господом о последних, антихристовых временах, относится и к тем временам умножения беззаконий, и вследствие этого – всеобщего взаимного озлобления и ожесточения, которые можно назвать репетициями пришествия антихриста, когда время от времени приходят предтечи антихриста, о которых св. Апостол Иоанн Богослов говорил, что есть много антихристов.

И вот, генеральной репетицией пришествия антихриста была как раз наша богоборческая революция и взятие власти большевиками, когда чрезвычайно умножались беззакония и оскудевала любовь…

Особенно обоснованным многие считают отказ от любви к врагам в случае проявлений враждебности по отношению к вере, родному народу и отечеству. Что, кстати, имело место как раз  в период богоборчества, которое наносило удары по самым болевым точкам народного организма.

Известны высказывания по этому поводу о. Иоанна Кронштадтского:

«Злоба приходит иногда в сердце под предлогом ревности о славе Божией или о благе ближних; не верь и ревности своей в этом случае: она ложь или ревность не по разуму. Всего больше бойтесь подущений злого духа на брата: знает он, что любовь – первая наша добродетель, и знает благотворнейшие плоды ее для христиан – и потому больше всего старается лишить сердца наши любви. Все возможные – и малые и значительные предлоги – употребляет он к тому, чтобы возбудить между людьми вражду, ненависть и другие страсти, нарушающие спокойствие и безопасность ближнего. Зная как всезлобен дьявол и как являет на тебе, в сердце твоем злость свою, паля его нещадно, всемерно бегай всякого вида злобы, ни даже из-за самых повидимому справедливых причин».

И вот, когда усиливалось это беззаконие накануне, и во время этой революции, и после победы революционеров, и были посланы Богом великие святые, в их числе – св. праведный Иоанн Кронштадтский, свт. Тихон, Патриарх Всероссийский, «обилием любве мир удививый», а также празднуемый ныне прп. Силуан Афонский, которые подчеркивали значение этой главной заповеди – Любви Христовой, любви к врагам, без которой невозможно наше спасение.

Старец Силуан, о котором у нас речь сегодня, был богатырь, если можно так выразиться, и телом, и духом.

Он отличался необыкновенным телесным здоровьем и  незаурядной физической силой. Впрочем, для его времени это было, пожалуй, обыкновенно. Потому что тогда была крестьянская жизнь на экологически чистой земле. Люди возрастали в многодетных семьях благочестивых тружеников и от молодых ногтей приобщались к физическому труду среди лесов и полей, ели неотравленную пищу, поскольку химия в то время еще не столь далеко простерла руки свои в дела человеческие, дышали неотравленным воздухом и пили неотравленную воду из чистых родников.

В качестве примеров, свидетельствующих о его силе и здоровье, архимандрит Софроний, автор его жизнеописания, приводит несколько случаев из его жизни.

Семен, таково было имя старца Силуана в крещении, мог есть очень по многу и очень много работать. Однажды на Пасху после обильного мясного обеда мать предложила ему «яичницу» – целый чугун, до полусотни  крутых яиц. И чтобы не обидеть мать, он съел все эти яйца, причем без какого-либо последующего недомогания. Были случаи, что он выпивал в праздник за один вечер целую четверть водки, но пьяным не бывал.

О. Софроний приводит также поразительные примеры его богатырской силы. Он подымал большие тяжести, обладал редкой выносливостью и в жару и в холод.

Он не избежал физической близости с девушкой, что было обычным делом в среде сельской молодежи.

Но глубокое благочестие, в котором он был воспитан, было причиной следующего события. Однажды после нецеломудренно проведенного времени он забылся сном, и ему привиделось, что змея вползла ему в рот, и он ее проглотил, с большим отвращением. После этого он услышал необыкновенно сладостный голос Божией Матери: «Тебе это неприятно. Также и Мне неприятно видеть то, что ты делаешь».

Это было настолько поразительно для него, что после этого он навсегда остался предан целомудрию и при первой возможности, попросив о. Иоанна Кронштадтского помолиться, чтобы мир его не задержал, отправился на Афон, предался умной молитве, вскоре имел опыт обретения большой благодати, и всю оставшуюся жизнь посвятил, в основном, тому, чтобы эта благодать, покидавшая его, возвращалась и пребывала с ним неисходно.

Этот пример для нас особенно поучителен тем, что вот такой человек, наделенный богатырской силой и здоровьем, вкусивший в полной мере, благодаря этой силе, здоровью и молодости, плотское утешение, предпочел утешение иного рода, которое подает благодать Святаго Духа-Утешителя, найдя его более грандиозным и ни с чем не сравнимым.

Это как раз тот случай, о котором говорит Апостол Павел: все испытуя, держись лучшего.

После первой, генеральной, исповеди по прибытии в монастырь духовник сказал ему, что все грехи ему прощены, и он теперь может радоваться. Простодушный Семен принял эти слова духовника с радостью и, по неопытности, так сказать, «за послушание», предался беззаботной радости, забыв при этом о бдительности и трезвении в отношении помыслов. В результате он подвергся сильнейшему нападению плотских помыслов и прибег к помощи духовника, который сказал ему: «помыслы никогда не принимай».

С того момента в течение сорока шести лет, то есть, до конца своей жизни он не принял ни одного плотского помысла. И это – при  сильном и здоровом теле.

Отвергнув и преодолев любовь плотскую, сподобившись дара непрестанной молитвы, положив эту молитву в основание всей своей жизни, он приобрел любовь иного, высшего рода – любовь Божию, любовь духовную, которая николиже отпадает, которая любит Бога и всякого человека, любовь к врагам…

Бог есть Любовь, безмерный океан Любви и Милосердия. И сердце человека, который с помощью Иисусовой молитвы стяжевает благодать Святаго Духа, достигает единения с Богом, становится вместилищем этого безмерного океана Любви и Милосердия.

Бог есть Свет, и нет в Нем никакой тьмы. Бог есть Любовь, и нет в Нем ни тени ненависти или враждебности. И человек, достигший единения с Богом во исполнение молитвы Господа Иисуса: «да будут они в Нас едино, как Я, Отче, в Тебе, и Ты во Мне, так да будут они в Нас воедино», сам становится весь Любовью, весь – Светом. Так что в нем не остается «ни одной темной части», ни тени ненависти или враждебности.

И таким именно образом, в полной мере, достигается исполнение заповеди о любви к врагам.

Впрочем, степень и сила любви может быть различна. Сила и полнота любви к врагам может зависеть от того, в какой мере достигнуто единение с Богом. То есть, в случае «большой благодати» она может достигать своей полноты, в то время как «малой благодати» соответствует и меньшая степень этой любви. Но все же и в последнем случае в какой-то степени преодолевается враждебность и неприязнь. Если же христианину вовсе не удается сдерживать враждебное чувство и, даже более того, присутствует нежелание сдерживать его, то это говорит о его безблагодатности. А безблагодатный человек вряд ли может быть назван христианином…

Если в человеке оскудевает благодать, то происходит и оскудение любви. И наоборот, если оскудевает любовь, то оскудевает и благодать, что делает проблематичным спасение и достижение Царства Небесного. Поэтому святые отцы призывают хранить сердце от ожесточения. В качестве средства в этом случае они советуют прибегать к молитве за врагов.

Так старец Силуан рекомендует следующее. «Если кто вас обижает, или бесчестит, или отнимает что ваше, или гонит Церковь, молитесь Господу, говоря: “Господи, все мы создание Твое. Пожалей рабов Твоих и обрати их на покаяние”. И тогда ощутимо будешь носить в душе своей благодать».

Ему вторит Иоанн Кронштадтский: «Заповеди Господни надо исполнять без размышления, с поспешностью, по доверенности к  Законодателю. Например, о любви к врагам. Помолись о враге и увидишь, как хорошо тебе будет, как ты успокоишься, как будет тебе легко. Горька, как смерть, вражда. Да бегаем вражды, как яда змиина. Да держимся любви, ибо сладостна любовь.

Господи, всади и утверди во мне чувство искреннего доброжелательства ко всем людям. Даже ко врагам моим. Даже ко врагам веры и отечества моего. Отверзи их сердечные очи. Да увидят правоту нашу, да приимут Православие веры и единым сердцем и душою да прославят Тебя, единого в Троице Бога нашего. Да не творят нам зла. Да не противятся нам в правых делах наших. Буди. Да прославится имя Твое, Господи, во всех языцех и племенах человеческих. Аминь».

Эти слова о. Иоанна Кронштадтского находятся в полном согласии с духом древней святоотеческой мудрости. Так, еще в III веке другой Иоанн, – Златоустый – высказывался в том смысле, что современные ему христиане весьма далеки от исполнения заповеди о любви к врагам. И что враждуют они со своими же единоверцами – членами одной с ними Церкви. Для преодоления этой вражды он тоже рекомендует, как действенное средство – молиться о своем враге. Советует молиться о враге и в том случае, когда враг не принадлежит к Церкви Христовой: «Ты скажешь мне – но мой враг – язычник, он иудей – молись, и будет таким, как ты.

Если Любовь к Богу и ближнему, согласно слову Господа, – главная и основная заповедь, на которой держится весь Закон и Пророки, из которой вытекает исполнение всех остальных Божиих заповедей, и которую Апостол Павел поэтому назвал совокупностью совершенства, то в  любви к врагам, по свидетельству архимандрита Софрония Сахарова, святой афонский старец Силуан видел критерий истины.

Отец Софроний передает такой ход рассуждения старца Силуана по этому поводу. Божественную природу Иисуса Христа, как Сына Божия, можно познать только Духом Святым. Но Дух Святой действует только в том сердце, в котором присутствует любовь. «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» [1 Ин 4:16]. Там, где враждебность, ненависть, там Духа Святого нет, поскольку Бог есть Любовь. И только. В Нем нет ни тени враждебности и ненависти. Там, где враждебность, там действует уже не Дух Божий, не Святой Дух, но дух вражий, то есть дух врага и супостата – то есть, диавола. Даже в том случае, если для враждебности, как будто, имеются достаточные основания.

Отец Софроний говорит, что старца невозможно было обмануть; там, где была ненависть, враждебность, он даже за самой благочестивой, «православной» наружностью, как за маской, ясно видел лик темной бездны…

О. Софроний пишет: «Ведь сказали же некоторые, и до ныне говорят, о Самом Христе, что ”жестоко слово Его; кто может Его слушать” (Иоан. 6, 60). Так и слово святых, когда они требуют от нас хранения заповедей в чистоте, становится непосильным и «жестоким». Когда слушаешь Старца (Силуана), то всею душою сознаешь, что он говорит истину, но следовать за ним непосильно тяжело. И многие отходили от него. Если вы жалуетесь ему на обидчиков, то он хотя и понимает вашу скорбь и печалится вместе с вами, но гнева вашего не разделит. Если вы думаете воздать злом за понесенное вами зло, то он опечалится уже на вас. Если вы считаете вредным ответить злому человеку добром, то он недоумевает, как вы, именуя себя христианином, считаете, что поступок, согласный с заповедью Христа, может принести какой-либо вред. Заповеди Христа для него были законом абсолютного совершенства, и единственным путем к преодолению зла в мире и к вечному свету. Хранение их может быть только полезно; полезно и для того, кто им следует, и для того, по отношению к кому они исполняются. Нет, и не может быть такого случая, когда следование заповедям Христа могло бы причинить вред, если о вреде судить не по временному внешнему ущербу, а в плане подлинного и вечного бытия, ибо заповедь Христа есть выявление абсолютного блага.

Был случай, когда один иеромонах сказал Старцу, что если действовать, как он говорит, то этим воспользуются враги, и зло восторжествует. Старец в тот момент остался безмолвным, потому что возражавший ему был неспособен воспринять слово, но после сказал, не ему, а другому: «Разве дух Христов может замышлять кому-нибудь зло? Разве мы к этому призваны Богом?»

Лукавство совести у страстного человека — велико и тонко. В религиозной жизни, человек, одержимый страстью, часто выставляет ее, как искание правды и пользы, и нередко, как борьбу за славу Божию. Во имя Христа, предавшего Себя на смерть за врагов, люди иногда готовы стоять даже до крови, только крови не своей, а «брата-врага». Так бывало во все времена, но жизнь Старца совпала с таким моментом истории, когда подобное извращение выявлялось с особенною силою. «Это ли путь Христа?», говорил он со скорбью».

Итак, особенно актуальной становится исполнение спасительной заповеди о любви к врагам именно в периоды крайнего ожесточения и антагонизма противоборствующих сил в обществе. Когда «от умножения беззакония оскудевает любовь многих». Именно в эти периоды праведники особенно настойчиво призывают к исполнению этой святой заповеди.

И поэтому мы видим такие примеры в лице, как раз, св. прав. Иоанна Кронштадтского, свт. Тихона Патриарха Всероссийского, молившегося за гонителей и говорившего, что именно в лютое время братоубийственной бойни следует, прежде всего, исполнить заповедь о любви к врагам. И, наконец, – в лице прп. Силуана Афонского.

Мы знаем, что в последние, антихристовы, времена это умножение беззаконий и, соответственно, оскудение любви будет достигать своих крайних пределов, так что Сын Человеческий, пришед, едва ли найдет веру на земле. Лишь претерпевший до конца и сохранивший сердце от ожесточения спасется.

И сегодня святым праведникам, призывавшим в лихие времена к исполнению прежде всего заповеди любви, со Святой Горы Афон вторит современный старец: «Запомни, грядут времена, когда только любовь может нас спасти. Учись растить в себе любовь. Только она – жизнь. Все остальное – грех, хуже смерти. Мы пропадем без любви, пропадем…»

Помолимся же святым праведникам, поднимавшим на щит заповедь Любви Христовой в самые лютые времена богоборчества, чтобы и в нас из-за умножения беззаконий не оскудела любовь, и не была нами утрачена вера, и надежда наша на спасение не была посрамлена.

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)

One comment

  • Людмила  

    Очень интересный, полезный и нужный сайт. Спасибо его создателям.

Добавить комментарий

Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Солнце России».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.

#