Молитвами священномученика Владимира да простит нас Господь

Спаситель призывает своих учеников – как апостолов, так и всех следующих Его учению, т.е., христиан, – «что вам говорю, то и всем говорю» – призывает всех бодрствовать и молиться. Ибо не знаете ни дня, ни часа кончины – ни своей, ни общей кончины мира. Поэтому надо всегда быть готовым. А этой готовности и содействует бодрствование и молитва.

Господь Своим сообщением о том, что конец может наступить в любой момент – «не знаете ни дня, ни часа» – хочет вызвать у Своих последователей состояние смертника. Но с тем отличием, что человек при этом не только больше не может помышлять о вожделенных предметах мира сего. Чтобы обеспечить себе обетованную Богом Блаженную Вечность, он, кроме того, должен сосредоточить все силы своей души на этой Вечности, на любви к Богу, только Бога иметь в своем уме, сердце, внимании, пребывая в бодрствовании, трезвении и молитве. Это называется у св. отцов – «память смертная».

    Святые отцы советуют иметь непрестанное памятование о смерти – «помни последняя твоя, и во век не согрешишь», стяжать непрестанное трезвение и молитву, т.е., пребывать в непрерывном Богообщении, чтобы конец не застал врасплох.

Как сказал в проповеди один батюшка, воин постоянно упражняется, стараясь довести владение оружием до совершенства. И такое, с помощью Божией, достигнутое постоянным упражнением, доведенное до совершенства владение оружием молитвы тоже может потребоваться только для одной атаки – в момент кончины… И тогда будут этой молитвой и этим Божественным Светом рассеяны полчища духов тьмы, и Царство Небесное, которое «силою берется», будет нами восхищено…[1]

Вспомним, что прп. Серафим, любивший молиться с зажженной свечей в руках, и даже с пучком свечей, опочил, именно, с горящей свечей. И от этого произошел пожар, засвидетельствовавший, что кончина последовала среди молитвы. Да и само положение тела свидетельствовало об этом. У Анны Кашинской, как и у некоторых других святых, персты после кончины так и остались сложенными для крестного знамения, что также является знаком моления в час смерти. История деканонизации и повторной канонизации Анны Кашинской как бы подчеркнула и запечатлела этот важный момент – законников смутило, именно, двоеперстие, которое было принято в Русской Церкви при жизни блгв. княгини…

Мученики перед казнью обычно просили своих палачей, чтобы те позволили им помолиться перед смертью. И Господь в этот момент смягчал сердца мучителей… Молитва, кстати, помогала им также преодолеть естественное волнение перед лицом смерти, вновь обрести покой и присутствие Св.Духа.

И еще, по примеру Подвигоположника они молились о прощении своих палачей. Это, кроме благородства христианского, было необходимо самим мученикам. Ибо молитва о врагах есть один из способов исполнения заповеди о любви к ним. В момент смерти особенно необходимо преодолеть даже самую слабую степень, тень враждебности, сердечного ожесточения к кому бы то ни было, ибо Бог есть Свет, и нет в Нем никакой тьмы; Бог есть Любовь, и нет в Нем и намека на ненависть, враждебность. Если в сердце присутствует враждебность, то уже не Святой Дух действует в человеке, а вражий. Критерий того, что сердце наполняет именно Святой Дух, по старцу Силуану, есть любовь к врагам. Поэтому, чтобы восхитить Царство Небесное, мученики употребляли этот способ устранения враждебного чувства, а именно, молитву о врагах.

Это и св. отцы советовали делать и сами так поступали с этой же целью в повседневной аскетической практике, – и древние – Иоанн Златоуст, и недавние – Иоанн Кронштадтский, старец Силуан, Святитель Тихон, Патриарх Московский.[2]

Сегодня мы совершаем молитвенную память сщмч. Владимира, Митрополита Киевского.

Как ни странно, но и его палачи-безбожники, богоборцы позволили ему помолиться перед смертью – Господь в этот момент совершил чудо, смягчив их сердца. И заключительные слова священномученика также были о прощении палачей – он благословил их архиерейским благословением со словами: «Да простит вас Господь»…

Прп. Серафим в беседе с Мотовиловым о цели христианской жизни говорил, что стяжание благодати Св. Духа, приводящее к Царству Небесному, достигается каждым по-своему. Подобно тому, как купец торгует наиболее ходовым товаром, каждый должен здесь употреблять то средство, которое для него удобнее всего, которое больше всего соответствует его душевному устроению. Один творит милостыню, другой делает добрые дела, третий молится…

   Т.е., молитва должна присутствовать всегда, но у некоторых, в особенности, у монашествующих она есть преимущественное делание, помогающее стяжать благодать Св. Духа, Царство Небесное.

Что касается сщмч. Владимира, то, согласно его жизнеописанию, он был монахом – стал им после трагической гибели жены и ребенка – и стяжевал благодать Св. Духа монашеской молитвой и исполнением своего архиерейского служения, как послушания. На нем исполнились слова св. ап. Павла: «работайте Господеви, духом горяще». Ибо поистине горел он духом, подвижнически трудясь над духовно-нравственным воспитанием народа, живо откликаясь на все больные вопросы своего непростого времени… Гнев Божий, «праведно на ны движимый грех ради наших», готов был вот-вот обрушиться на Россию. Надвигалась страшная, разрушительная катастрофа. Пророчески предсказанная великими святыми мужами, такими, как прп. Серафим Саровский, святитель Игнатий Брянчанинов, св. прав. Иоанн Кронштадтский, она была неминуема… Но он не мог сидеть сложа руки, стараясь противостоять пагубным тенденциям, характерным в то время для различных слоев русского общества.

Еще будучи священником, а затем и в сане архиерея он произносил глубоко продуманные и прочувствованные проповеди, и церкви в этих случаях были переполнены. Учреждал учебные заведения – церковно-приходские школы и семинарии, напр., в Грузии, где одно время был экзархом и где образование до него находилось на очень низком уровне, Построил и возобновил там более 100 храмов, в т.ч., и древних. И в России – в Самаре, в Москве, где ему приходилось служить в качестве Владыки, он заботился о религиозно-нравственном просвещении народа – учреждал курсы для фабричных рабочих, богословские чтения для интеллигенции, женские религиозные курсы, с целью поддержать и углубить роль женщины в семье, противостоять эмансипации. В МДА его стараниями был учрежден курс изучения и борьбы с сектантством. Затем по его инициативе подобные курсы были созданы и в других городах. Большие усилия прилагал Владыка и к борьбе с алкоголизмом. Создавал народные церковные хоры, благотворительные учреждения. Помогал голодающим – организовывал для них дешевые и бесплатные столы. Во время холеры безбоязненно входил в бараки, совершал молебны. Именно, духом горяще, можно было осуществлять такой широкий размах трудов и забот. Кроме того, печатное слово Владыки противостояло всем новейшим пагубным веяниям. Миссионерская деятельность Владыки в Грузии, в Самаре, в Москве также приносила плоды.

Итак, из перечисленных начинаний Владыки мы видим, что в его пастырской деятельности по воспитанию народа им были избраны, именно, самые актуальные направления, наиболее соответствующие пагубным тенденциям в общественной жизни того предбедственного времени. Мы видим, что в преддверии надвигающейся катастрофы он не сидел сложа руки, но старался всеми силами загасить занимающийся пожар.

Общественное здание поджигалось сразу в нескольких местах, сразу со всех углов… И везде он пытался гасить огонь.

Во-первых, как мы видели, была с его стороны забота о фабричных рабочих, на сознание которых была нацелена основная атака революционных смутьянов-агитаторов. Необходимо было попытаться нейтрализовать всю эту обольстительную ложь о справедливости классовой вражды и борьбы, которая была обрушена на бедные головы пролетариев. И результатом вызванного ею головокружения, как мы видели, – были те страшные социальные катаклизмы и катастрофы, реки крови и небывалые по масштабам страдания, муки и гибель десятков миллионов людей…

    Катастрофа происходит всякий раз, когда человек пытается заменить заповедь Божию мнением, учением человеческим, которому он начинает следовать, как высшему авторитету. – Это может быть катастрофа как отдельного человека, отдельной души, которая в очах Божиих дороже всего мира… И это может быть катастрофа для целых стран и народов, для всего мира, может быть мировая катастрофа…

В Священном Писании содержится вполне определенная, четкая заповедь, возбраняющая насильственную экспроприацию частной собственности и превращение ее таким путем в общественную. В самой первой главе Книги Притчей Соломоновых читаем: «Сыне, да не прельстят тебе мужие нечестивии, ниже да восхощеши, аще помолят тя , глаголюще: “иди с нами, приобщися крове, скрыем же в землю мужа и возмем память его от земли. Стяжание его многоценное приимем, исполним же домы наша корыстей. Жребий же твой положи с нами: обще же влагалище стяжем вси, и мешец един да будет всем нам”. Не иди в путь с ними. Уклони же ногу твою от стезь их: нозе бо их на зло текут, и скори суть излияти кровь»… Как мы видим, «общее влагалище и мешец един», т.е., общественная собственность, полученная путем насильственной экспроприации частной собственности, как частный случай нарушения 8-й, да и 6-й заповедей,[3]запрещена Священным Писанием. Каким бы справедливым ни представлялось это дело человеческому рассудку…

С Паремии, содержащей этот фрагмент Писания, начинаются в каждом храме пространные Ветхозаветные чтения Великого Поста, и казалось, что это библейское предостережение не должно было ускользнуть от внимания православного народа. Однако этот народ в своей массе его игнорировал и внял революционным призывам «мужей нечестивых»…

Вообще, всякий раз, когда человек преступает заповедь Божию или, что то же самое, поступает против совести, он при этом оправдывает себя в собственных глазах, измышляя собственную заповедь, собственный нравственный кодекс. Так, например, существует кодекс «воров в законе»…

Сказано праведным Иоанном Кронштадтским: «Заповеди Господни надо исполнять без размышления, с поспешностью, по доверенности к Законодателю». Ибо они даны Разумом, безмерно превышающим человеческий рассудок, Разумом, Емуже «несть числа»… Как может низшее быть судиею Высшего и осмеливаться размышлять о справедливости Заповедей Божиих?.. Сказано, например, «Содом и Гоморра»… А рассудок человеческий, вспомоществуемый изощреннейшим интеллектом древнего змия, осмеливается аргументировать право на существование содомских пороков… И так во всем – «без размышления и с поспешностью» следует оказывать послушание Божиим Заповедям, записанным в Священном Писании, ибо это – записанная совесть. Непререкаемая.

Даже «основоположник научного социализма» писал, что «грубый, примитивный коммунизм основан на зависти». Т.е., – зависти к богатым и на стремлении всех уравнять. И он же признавал, что равенство противоестественно, ибо не бывает двух тождественных индивидуальностей. В «Отечнике» с-теля Игнатия Брянчанинова описан случай с добродетельным каменосечцем, который внезапно разбогател по молитве прп. Макария Египетского. После того, как прп. поручился за него пред Богом. Сделавшись богатым, он узнал о существовании неизвестных ему до той поры доступных богатым яств, вин, увеселений и порочных удовольствий, стал им безудержно предаваться и перестал быть добродетельным. И только, опять же, по молитвам того же Макария, утратив свое богатство, возвратил себе добродетель. Т.е., богатство не каждый может понести. Трудно богатому войти в Царство Небесное. Труднее, чем верблюду пройти сквозь игольные уши. Поэтому богатых меньше, чем бедных. Но и бедному столь же трудно войти в Блаженную Вечность, если он завидует богатому, т.е., принадлежит к категории «надеющихся на богатство». Желая обладать имуществом богача, он становится революционером, чтобы, ограбив богатого, распределить его богатство «по справедливости». И т.о. попирая заповедь Божию, он отрекается от Бога и закрывает для себя путь в Царство Небесное… Таково естественное следствие и завершение этой зависти, если будет на то Божие попущение…

В связи с той заботой, которую проявлял владыка в отношении рабочих, нельзя не упомянуть о его озабоченности ростом народного пьянства. Так, в 1910 году он обратился к духовенству с призывом неустанно проповедовать о вреде пьянства, создавать общества трезвости в каждом приходе. «Принимая близко к сердцу цели борьбы с народным пьянством, – говорил митрополит Владимир, – и будучи убежден в том, что ни от кого другого, а именно прежде всего от нас, от православного русского духовенства, вправе ожидать наш народ помощи и врачевания своего закоренелого и гибельного недуга, настойчиво призываю все подведомственное мне духовенство к святому и великому делу народного отрезвления».

Надо сказать, что проблема пьянства в судьбах народов занимает особое место. Эта проблема подчеркнута и в самой Библии. Так, св. пророк Исайя, предрекая вавилонское пленение, обличал народ израильский. – Мужчины пьют с утра и продолжают это занятие до вечера. Женщины наряжаются не только в отечественные наряды, но и в импортные, привезенные из Греции – «светлая лаконская», – чтобы прельщать мужчин. Бесовская музыка, возбуждающая похоть и беснование, «свирели и гусли» – в каждом доме. И он предрекал нашествие Вавилона, разрушение Иерусалимского Храма и вавилонский плен, который продолжался 70 лет.

Точно также и накануне нашего богоборческого 70-летия св. прав. Иоанн Кронштадтский пророчески обличал и предупреждал народ, говоря: каждый двунадесятый праздник мы платим дань сатане – именно в эти дни у нас особенное пьянство и разгул. На Пасху мы причащаемся, после чего упиваемся, потом вместе с блевотиной извергаем из себя тело и кровь Христову и в этом валяемся…[4] Господь долго терпеть не будет, – придут революционеры, разрушат храмы, осквернят святыню, закроют монастыри и множество мирского и духовного чина верующих будет предано мученической смерти. Если не покаетесь…

Другим сословием, которому уделял свое внимание и силы преосвященный Владимир, была, как мы видели, интеллигенция. Именно в умах интеллигенции происходило брожение сатанинской закваски богоборчества, имевшее своим результатом революционные идеи, которыми она заразила пролетариев. Упоенная кажущимися ей грандиозными успехами науки, идеями дарвинизма и другими идеями, которые, как ей казалось, опровергают Библию, она пришла к убеждению, что необходимо отвергнуть всеведущий и всемогущий Разум Божий. Который один только ведает, как нас вести в Царство Небесное. И поставить на Его место свой обожествленный ею ограниченный, недугующий куриной слепотой человеческий рассудок, пресмыкающееся по земле змииное плотское мудрование и при помощи этого жалкого падшего ума устроить на земле всеобщее благоденствие.

   Достоевский по этому поводу говорил, что есть такие математические головы, которые решили, что надо установить некие измышленные ими правила, благодаря которым все вдруг станут праведниками, и будет всем хорошо. Т.е., например, всеобщее материальное благополучие устранит воровство. Но, говорил он, правила могут предусмотреть два случая, а их миллион. Однако решить задачу с миллионом неизвестных под силу, видимо, только разуму бесконечному, емуже несть числа, – т.е., Божественному Разуму. Для того, чтобы наступило братство, говорил Федор Михайлович, каждый должен в самом деле стать каждому братом. Но душа человеческая ретроградна. И только путем духовной дисциплины и труднейшей работы над самим собой, с помощью Божией, которую как раз и отвергают революционные строители, может выработаться новый гражданин.

При этом Достоевский полагал, что такая духовная выработка новых граждан может привести к тому, что из них составится блаженное общество праведников на земле. В то время как реально осуществимо не земное, а именно Небесное Царство распятых на своих крестах последователей распятого и воскресшего Спасителя.

Для достижения земного благополучия революционная интеллигенция была готова толкнуть пролетариат на пролитие кровавых рек, напрочь забыв о том, что земное благополучие, даже если оно будет достигнуто, не решит проблему болезни, старости, смерти, и, т.о., все равно не сделает человека счастливым. Т.е., у революционной интеллигенции, говоря словами Бердяева, полностью «отшибло память смертную».

Ибо проблему смерти решает только религия, от которой революционеры отказались.

Кумир революционной интеллигенции Маркс, пренебрежительно отзываясь о грубом примитивном коммунизме толпы, основанном на зависти, оставлял этот грубый коммунизм профанам. Способным постичь более тонкие идеи он говорил о другом коммунизме. Который, благодаря успехам науки и их следствию – изобилию предметов потребления, освободит человека от принудительного, наемного, труда для свободного творчества. И в процессе этого свободного творческого развития человек будет достигать бесконечных, небывалых, сверхчеловеческих высот и уровней сознания и всестороннего совершенства. Новый человек должен быть свободен во всем. Поставив на место Божественного собственный разум, он сам будет для себя законодателем нравственности. А не Библия. И ее заповеди. Целью станет бесконечное совершенствование вне каких-либо заранее установленных границ и масштабов.

Его сподвижник – Энгельс – говорил о том, что моногамия будет отвергнута, чтобы не ограничивать свободу в сфере любви. На вопрос, какова же будет форма взаимоотношения полов, он ответил, что мы можем сказать только о том, чего не будет, а то, что будет, установят сами свободные творцы будущего.

И вот, они уже устанавливают… Если, как писал тот же Энгельс, из всех животных только люди изобрели многомужество (в Тибете), то эти свободные люди будущего уже изобрели такое тоже уникальное для всего животного мира явление, как однополые семьи, в лоне которых они уже выращивают самого что ни на есть нового модифицированного человека…

По мысли «основоположников» все члены идеального общества должны быть освобождены от принудительного труда, подобно рабовладельцам античности, которые могли позволить себе занятия утонченным творчеством – философией, поэзией, скульптурой. Особенного мастерства античные скульпторы достигли, создавая непревзойденные изображения мужских торсов… А функции рабов будут исполнять машины.

Идеал разностороннего свободного творчества и сопутствующего ему всестороннего развития личности кроме гениев античности они видели в творцах ренессанса, таких, как Леонардо и др., свобода которых в сфере любви, например, выходила далеко за пределы дозволенного Священным Писанием…

Неограниченность свободы нового человека доходит до права на самовольное прекращение собственной жизни. Образцы такой свободы показали уже прямые потомки главного «основоположника». И это оценивалось их единомышленниками, как мужественный и даже героический поступок… Теперь это называется красивым словом – эвтаназия…

Вообще, надо сказать, что хотя вся забота материалистов сосредоточена на земном, но проблема смерти все же подспудно доставляет им беспокойство. И они по-своему пытаются ее решать. Во-первых, если они не властны в том отношении, что не своей властью появились на свет, то в отместку восхищают власть над своим уходом из этого мира, заявляя право на самовольное прекращение собственной жизни. И с другой стороны, их наивная вера в науку подает им надежду, что с ее помощью можно будет когда-то достичь бессмертия грешной плоти. Трупы с этой надеждой хранятся в холодильниках, а генная инженерия разрабатывает планы обеспечить бессмертие путем клонирования и создания фонда запчастей для ремонта человеческого тела…

Третьим сословием наряду с пролетариатом и интеллигенцией, которому уделял сугубое внимание владыка Владимир, было, как мы видели, женское сословие.

Отвергнув Божественный Разум и поставив на его место свое разумение, революционная интеллигенция была полна решимости переделать все в согласии со своими представлениями о справедливости, гуманности и благородстве. Кроме вопроса о справедливом распределении богатства и вытекающей из этого необходимости классовой борьбы и экспроприации, внимание передовой интеллигенции привлек также женский вопрос и проблема эмансипации. «Долюшка русская, долюшка женская» не могла оставить ее равнодушной…

  И здесь мы затрагиваем вопрос чрезвычайной важности. Ибо от духовного состояния женщины зависит нравственное состояние народа.

Миссия женщины важнее миссии мужчины.

Мужчина производит табуретки, ракеты, компьютеры. В то время как женщина выращивает человека. А это важнее. И она выращивает его не только своим телом, но и душой. Она вынашивает его во чреве, по выходе его из утробы – питает молоком и несколько лет находится с младенцем и отроком в самом тесном контакте. От того, каково это чрево и это молоко – святое или нечистое, – зависит нравственное здоровье новых поколений.

Мы наблюдаем такой парадокс – несмотря на чрезвычайную важность материнской миссии, женщина была всегда как бы принижена по сравнению с мужчиной. Она должна была подчиняться мужу, ее не пускали в алтарь, отказывали в принятии священного сана, она должна была покрывать голову, она не должна была играть крупных административных и социальных ролей, была отстранена от участия в науке, искусстве и других престижных видах деятельности. Круг ее забот ограничивался семьей. Совесть прогрессивной интеллигенции не могла с этим мириться. Было провозглашено равенство полов и на примере Софьи Ковалевской доказано, что женщина имеет равные с мужчиной математические способности. И поэтому должна быть освобождена от семейного ярма и заниматься общественно полезным трудом. А дети должны воспитываться обществом в яслях, детских садах, интернатах, домах ребенка и пионерских лагерях…

И вот, был установлен священный день – 8 марта, в который чествовалась освобожденная женщина.

Мы знаем, чем обернулось это освобождение…

Вместе с отменой и искоренением религии исчезла гигиена души, и нечистая женщина стала порождать нечистое потомство. И кроме того, в прежнем парадоксальном принижении женщины было большое преимущество. Ибо т.о. в женщине поддерживалось смиренное мнение о самой себе. Мать должна быть смиренной, чтобы порождать смиренное потомство. Именно смирение сообщает людям жизнеспособность. А также – способность стяжевать благодать и, т.о., восхищать Царство Небесное…

Учение Спасителя признает женскую душу равной мужской душе и также призванной ко спасению и наследованию Царства Небесного; во Христе нет различия – «несть ни еллин, ни иудей, ни мужеский пол, ни женский». И это принижение женщины, о котором идет речь, имеет целью поддерживать ее сугубое смирение в связи с той высокой миссией, которой она облечена в человеческом обществе.

С другой стороны, гордыня, превозношение – сатанинское свойство… Гордая эмансипированная мать стала порождать гордое потомство, что поставило народ на грань вырождения. Не говоря уже о том, что гордыня отталкивает благодать и, т.о., закрывает доступ в Царство Небесное, гордые не могут создать прочную семью. Семейная жизнь – это подвиг, может быть, труднее монашеского. Прочная семья основана на способности супругов терпеть, любить, прощать, уступать друг другу. Гордые супруги не в состоянии так жить, и разводы становятся нормой. Страдают дети. Но самолюбие гордецов безжалостно, его не трогают детские слезы и их искалеченные судьбы.

У эмансипированной женщины появляются многочисленные интересы помимо семьи и детей. Она ходит на работу и вступает там в общение с интересными сотрудниками противоположного пола, посещает театры, музеи, ездит на курорты и в романтические тур. походы. Рожать детей при таком образе жизни становится обременительным. Да и вообще менталитет современного человека отдает приоритет комфорту и исключению отрицательных эмоций и лишних забот. Дети требуют дополнительных расходов. Младенцы имеют обыкновение плакать и мешают спать по ночам. Отроки доставляют лишние заботы и головную боль. Противозачаточные средства и аборты становятся нормой, а единственного ребенка, спасенного от абортов, отдают в общественные инкубаторы – ясли, детские сады, дома ребенка. Одна супружеская пара, увлекавшаяся туристическими походами, избегала абортов, поскольку они вредят здоровью, и всех новорожденных сдавала в детские дома. В последнее время подкидышей стали находить упакованными в полиэтиленовые пакеты и не у порога домов – их теперь мало кто пожалеет, – а в мусорных контейнерах… Лишенные естественной семейной обстановки и атмосферы материнской любви, дети вырастают ущербными, неполноценными. А брошенные дети, выросшие в детских домах, поголовно пополняют преступный мир и психиатрические лечебницы…

   Народ утрачивает жизнеспособность, вырождается и вымирает. По словам ректора Тихоновского Богословского университета прот.Владимира Воробьева, у нас люди стали неспособны организовывать свою народную жизнь, разучились трудиться, любить, жить семейной жизнью, рожать и воспитывать детей…

Каждый год население России сокращается примерно на один миллион…[5]

Жены не хотят спасаться чадородием и брачное ложе превратилось в ложе блуда. У некоторых языческих народов, например, у древних римлян или у современных индусов, бытуют такие праздники, когда они от зари до зари едят. Сотни перемен блюд. Изысканная кулинария. Время от времени они принимают особую траву, чтобы опорожнить пищеварительный тракт для новых порций пищи. Т.к. они едят не для того, чтобы поддержать жизнь тела, а чтобы усладить гортань. Чувство вкуса дано для того, чтобы выделялась слюна, желудочный сок и происходило нормальное усвоение пищи. А в уме и сердце должен быть Господь. А не яства. Точно также и брачное утешение дано для того, чтобы порождать потомство. А в уме и сердце должен быть Господь. Но самоцелью брака становится блуд, а в уме и сердце поселяются образы разврата…

Энгельс, критикуя институт моногамии, писал, что «если любовь кончилась, а продолжительность половой любви у различных особей различна, особенно у мужчин, то продолжение брака становится безнравственным». Среди революционеров было распространено мнение, что любовь должна быть свободна, – это физиологическая потребность, которая должна беспрепятственно удовлетворяться, как жажда утоляется стаканом воды…

  Сегодня, после крушения советского эксперимента, мы наблюдаем движение в том же, можно сказать, марксистском направлении – под другими названиями; вместо мировой революции – глобализация – т.е., глобальная и, как это повсеместно подчеркивается, постхристианская цивилизация – стремление построить на земле всемирное общество, в котором должна быть обеспечена свобода для всех страстей и похотей человеческих – и низких и высоких, – не ограниченная библейскими заповедями, или, что то же самое, – законами совести.

Строители этого «нового смелого мира» отвергают несказанный вечный безмятежный Покой, коего не найти на земле – Небесное Царство свободы от греха и страстей. Неизреченное вечное блаженство, которое Бог уготовал любящим Его, коего око не видело, ухо не слышало и сердце человека не ведало, и с которым не сравнится никакая земная радость и утешение.Реальность, силу и славу которого явил апостолам Господь Иисус на горе Фавор. Прп. Серафим – своему ученику Мотовилову.Божественное всеведение и всемогущество, Божественное творчество, причастниками коих становятся удостоившиеся Царства Небесного, несравнимы ни с какой земной наукой и земным могуществом. Богатство всех земных миллиардеров ничто по сравнению с тем, чем обладает Бог и сонаследники Иисуса Христа – «Моя бо есть вселенная и исполнение ея».[6]

Но слепые жители земли, отвергшие все эти неложные Божественные обетования, тщатся создать здесь, на земле всемирное, «глобальное» свое царство. Отвергши несказанное вечное блаженство, радость, мир, любовь, Божественное ведение и могущество Царства Небесного, они предпочитают им жалкие земные радости, в т.ч., противоестественные. Земную науку, с помощью которой они надеются достичь бессмертия грешной плоти…

Эта попытка создать свое царство свободы от заповедей Божиих и собственной совести – древний замысел древнего змия, давным-давно замыслившего создать и возглавить собственное вселенское царство вопреки Богу и Его Царству.

Но «кто как Бог?!»… Несть числа Его Разуму, который, конечно, превосходит изощреннейший интеллект древнего змия, вспомоществующий потугам земного человечества, которое сегодня еще и еще раз пытается построить свой «новый смелый мир» под руководством сатаны… Господь снова попускает все это: «И отпустих я по начинанием сердец их, пойдут в начинаниих своих»… Попускает опуститься им до самого дна, когда, может быть, в безысходности своего падения они в горячем покаянии снова, может быть, уже в последний раз воззовут к Нему о спасении: «Господи, спаси ны, погибаем…».

Можно видеть, как на примере отдельного человека, так и народа, и всего человечества, как Господь часто не спешит вмешаться и «поправить дело», не спешит на помощь, чтобы человек, народ, человечество на собственном опыте пришли к твердому, окончательному убеждению относительно своей полнейшей неспособности обходиться без Бога. Пришли к познанию великой истины, заключенной в словах: «Без Мене не можете творити ничесоже», т.е., достигли такой степени смирения, которая привлекает обильную благодать Св. Духа…

 

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)

 

[1]«В страшный час смертный, – говорил прп. Герман Зосимовский, — при переходе нашем в вечность, святейшее имя Господа нашего Иисуса Христа оказывает спасительную силу против демонов. В это тесное и ужасное время особенно благодетельна молитва Иисусова».

Умная Иисусова молитва, по слову архимандрита Ефрема Святогорца, служит при переходе в вечность доспехами для беззащитной души: «Когда душа, имеющая эту молитву, выйдет из тела, то как возможно, чтобы рядом с ней стали демоны? Эта душа будет как бы одета в броню молитвы, и к ней не смогут приступить демоны. Так велика польза от этой молитвы».

Высока ответственность предсмертного момента, когда на грани двух миров от опытности в молитве во многом зависит участь души. Духовное состояние имеет решающее значение в час смерти, утверждает о. Софроний (Сахаров): «Аскетическое делание умной молитвы является подготовкой к концу земной жизни», чтобы рождение христианина в небесную жизнь произошло как можно безболезненнее и безопаснее. «Стяжать молитву именем Иисуса – значит стяжать вечность. В самые тяжкие минуты разложения нашего физического организма молитва «Иисусе Христе» становится одеянием души; когда деятельность мозга нашего прекратится и все прочие молитвы станут трудны для памяти и произношения, тогда ставший нам интимно ведомым исходящий от имени свет Боговедения пребудет неотъемлемым от духа нашего. После того, как мы видели кончину отцов наших, умерших в молитве, крепка наша надежда, что мир небесный, превосходящий всякий ум, навеки обымет нас».

«Если же мы проведем время жизни своея без молитвы, то во время смерти постигнут нас «великая злая». Св. Исихий Пресвитер говорит: «Не имея молитвы, не может наша душа пройти воздушные мытарства, но будет удержана и взята бесами, потому что нет на ней покрова молитвенной благодати». А св. Филимон говорит , что если кто не имеет святого действа молитвы и ее спасительных плодов, то при смерти претерпевает неисповедимый трепет, страх и ужас, потому что бесы нападают на душу с великим неистовством и ожесточением, как на лишенную благодатного молитвенного покрова». (См. книгу «Подвиг в миру», М., ОТЧИЙ ДОМ, 2006, стр.172-175).

[2]Иоанн Златоуст высказывался в том смысле, что современные ему христиане весьма далеки от исполнения заповеди о любви к врагам. И что враждуют они со своими же единоверцами – членами одной с ними Церкви. Для преодоления этой вражды он рекомендует, как действенное средство, – молиться о своем враге. Советует молиться о враге и в том случае, когда враг не принадлежит к Церкви Христовой: «Ты скажешь мне – но мой враг – язычник, он – иудей. – Молись, и будет таким, как ты»…

А вот слова св. прав. Иоанна Кронштадтского: «Заповеди Господни надо исполнять без размышления, с поспешностью, по доверенности к Законодателю. Например, о любви к врагам. Помолись о враге и увидишь, как хорошо тебе будет, как ты успокоишься, как будет тебе легко. Горька, как смерть, вражда. Да бегаем вражды, как яда змиина. Да держимся любви, ибо сладостна любовь.

Господи, всади и утверди во мне чувство искреннего доброжелательства ко всем людям. Даже ко врагам моим. Даже ко врагам Веры и Отечества моего. Отверзи их сердечные очи. Да увидят правоту нашу, да приимут Православие веры и единым сердцем и душою да прославят Тебя, Единого в Троице Бога нашего. Да не творят нам зла. Да не противятся нам в правых делах наших. Буди. Да прославится Имя Твое, Господи, во всех языцех и племенах человеческих. Аминь.

Старец Силуан: «Если кто вас обижает, или отнимает что ваше, или гонит Церковь, молитесь Господу, говоря: Господи, все мы – создание Твое; пожалей рабов Твоих и обрати их на покаяние. И тогда ощутимо будешь носить в душе своей благодать»…

Всероссийский Патриарх Тихон во времена богоборческого лихолетья молился за всех – и за младенцев, которые лишены крещения, и за старцев, лишенных христианского напутствия и погребения, и за юношей и дев, совращаемых в блуд, поскольку нет таинства брака, за весь народ Божий, лишенный спасительных церковных таинств, и самое главное – причастия. И в конце этой молитвы о народе он присовокупляет и прошение за гонителей, которые все это натворили, чтобы Господь не погубил их окончательно, но, если возможно, обратил их к Себе, дабы они остаток дней провели в истинном покаянии…

Почитаемый старец архимандрит Павел Груздев в своей «Дорожной суме бывалого монаха» (изд-во «Китеж», Ярославль, 2005г.) среди прочих собранных там духовных песен поместил и песню под названием «Помолись», которая, можно сказать, того же духа, что и молитва свт. Тихона, о которой только что шла речь:

ПОМОЛИСЬ

Ты молись за всех живущих, 

за несчастных и счастливых,               

за тудящихся, зовущих, 

на работу и ленивых. 

Помолися за богатых                            

и ютящихся в лачугах,                          

и за всех, тоской объятых,                  

и томящихся в недугах.   

Помолись за изнуренных,                      

но не сломленных борьбою,                  

и за всех обремененных                        

и обиженных судьбою.                          

И за тех, кто в грешной битве            

так успел ожесточиться,                    

что не просит о молитве                     

и не может сам молиться.                  

Помолись ты за страдавших,              

за убогих и смиренных,                          

за жестоких, правду гнавших,

и за правду убиенных.

Но с особенным усердьем

помолись о тех, рыдая,

кто пред Божьим милосердьем

головы не преклоняя,  

из житейской грешной битвы

уходил в мир тьмы и тленья,

не шепча святой молитвы

и не веря в воскресенье.

 

[3]«Не укради» и «не убий».

[4]Для иллюстрации этих слов о.Иоанна Кронштадтского приведем выдержки из книги замечательного писателя-новомученика Никифорова-Волгина «Дорожный посох». Речь в них идет не о Пасхе, а о другом великом празднике – Крещении: «При взгляде на воду всегда думаешь о чистоте. Помог бы Господь струями иорданскими омыть потемневшее лицо земли! Много стало скверны в жизни. По народным сказаниям сегодня ночью на речные и озерные воды сойдет с неба Дух Божий и освятит воду, и она всплеснется подо льдом. Наши старики пойдут с ведрами за полунощной водой, креститься будут на нее, а завтра после обедни зелено вино в ратоборство со святою водою вступит… Много греха всякого будет… При пении «Глас Господень на водах» мы пошли крестным ходом на Иордан. Любо глядеть, когда русский народ идет в крестном ходе и поет! Лицо у него ясное, зарями Господними уясненное. Троекратным погружением креста в прорубь мы освятили наше озеро. С какой светоносной верою русский человек пил освященную воду, мылся ею, сосуды наполнял, – дабы в смертный час испить ее как Причастие!..

До самого позднего вечера я ходил по избам «со славою» и освящал паству свою Богоявленской водою. Деревня была пьяной. Неужто опять драки и смертоубийство? Ночью вышел на крыльцо. Метель вошла в полную свою силу.- Не попусти, Господи, очутиться кому-либо в поле или на лесных дорогах!.. Звонари наши загуляли. Пришлось самому подняться на колокольню, чтоб позвонить в пути находящимся… Перед тем как сойти с колокольни, долго смотрел на метель… Не прообраз ли она того грозного, что идет на русскую землю?»

Ср. также ПИСЬМА ВЛАДЫКИ ГЕРМАНА, М., 2004.(Из доклада будущего владыки на заседании Кирилло-Мефодиевского братства, председателем коего он был избран 26.08.1908г.)Стр.12-15:

«Самый злой недуг нашей деревни и самый сильный тормоз всякого действительного просвещения и духовного роста – алкоголь. Если и встарь «веселием Руси было пити», то теперь это уже обращается в страсть, в хроническую болезнь, и наш народ не только пропивает последнее свое достояние, избытком которого его почти никогда не баловала судьба, – он, что всего ужаснее, пропивает свой ум, свою совесть, свою душу, пропивает человека. На почве, богато орошенной алкоголем, развивается картежная игра, разнообразящаяся перлами сквернословия, растут семейные раздоры и драки, эти вечные спутники пьянства.

К этим недугам прибавляются и новые: сеяния наших политических новаторов дают обильные всходы: развивается неуважение к личности, непочтение к родителям, легкий взгляд на чужую собственность, учащаются случаи воровства и разбоя; прибавьте к этому уродливое проявление неправильно понятой свободы личности, сказавшееся в упадке нравственности среди молодежи, и вы получите довольно полную картину духовной жизни деревни.

Алкоголь и распутство, эти старые истребители древних царств и культур, скоро могут совершенно исказить духовный облик нашего народа, и о борьбе с ними надлежит крепко подумать. <…>

(Надо сказать, тема пьянства, как народного бедствия, постоянно поднимается церковной печатью. Также 26.08.1908г. в Пскове состоялся Епархиальный съезд духовенства, на котором один из выступавших говорил: «Народное пьянство с каждым годом прогрессирует, а в последние годы достигло такого предела, что всякий любящий свое отечество, всякий, кто болит душою за свой народ, должен задуматься над тем, как помочь народному горю, как отрезвить народ… Это тоже эпидемия, эпидемия самая страшная как по быстроте распространения, как по количеству своих жертв, так особенно потому, что она губит у больных ею и тело, и душу».

В фильме «Последний рыцарь Империи» звучат слова Солоневича:

«Я до сих пор с поразительной степенью точности помню первые революционные дни в Петербурге.

Какая великая безмозглость спустилась на страну. Стотысячные стада совершенно свободных граждан толклись по проспектам петровской столицы. «Проклятое кровавое самодержавие» кончилось. Над миром восстает заря, лишенная капитализма, империализма, самодержавия и даже православия – «вот тут-то заживем!!!»

По долгу журналиста толкался и я среди этих стад, то циркулирующих по Невскому проспекту, то заседавших в Таврическом дворце, то ходивших на «водопой» в разбитые винные погреба.

Они были счастливы, эти стада. Если бы им кто-нибудь тогда стал говорить, что в ближайшую треть века за пьяные дни 17-го года они заплатят десятками миллионов жизней, десятками лет голода и террора, новыми войнами, и гражданскими, и мировыми, полным опустошением половины России, пьяные люди приняли бы голос трезвого за форменное безумие. – «Помилуй Бог, ХХ-й век – культура, трамваи, Карло-Марло, ватер-клозеты…

И над всем этим бесконечная разнузданная пьяная болтовня митинговых орателей.

Бескровное ликование длилось несколько часов. Потом где-то кто-то стал стрелять. Толпа стала таять…»

Стихи Сергея Бехтеева:

 

Грозно удары гудят и гудят,

Колокол плачет и стонет.

Пьяный народ под зловещий набат

Совесть навеки хоронит, –

 

написаны в ноябре 1917 года «с натуры». Очень важная черта, которую обычно предпочитали обходить «певцы революции»).

 

[5]Наряду с прославленными Пророками и Святыми всегда было много благочестивых простецов, в т.ч., конечно, и на Святой Руси, которые также обнаруживали удивительную прозорливость. Один из примеров такого рода содержится в книге Смирновой «Память сердца», издание Псково-Печерского монастыря, 2006. На стр. 177-178 приведены слова, услышанные о.Иоанном Крестьянкиным в начале 60-х на Рязанской земле. «Рассказы батюшки исполнены благодарностью Богу, благодарностью дорогим рязанским простецам – деревенским женщинам, которых он учил и у которых учился сам. Умудренные суровой жизнью и ею получившие просвещение души, они нередко приоткрывали перед священником глубину своего восприятия всего происходящего, заглядывая далеко вперед. И вспоминал о.Иоанн их простую речь, исполненную прозрений.

Вот один из примеров, вошедший в сознание и память батюшки. Из дальней деревни за ним пришла безвозрастная старица: надо идти напутствовать умирающего. Морозное зимнее утро, тишина нарушалась лишь поскрипыванием снега под ногами. Бабуля, одетая в сильно поношенный овчинный тулуп, опиралась на сучковатую палку и бодро, молча шла впереди. Неожиданно она резко остановилась, ее посох уперся в примерзшие к дороге козьи шарики. Она покатала их посошком и, отвечая на какие-то свои мысли,по всейвероятности о том, какую козу оставить на племя, вдруг перенесла эти мысли со скотов на людей и (курсив – мой)изрекла: “Вот, отец Иоанн, на племя оставлять некого. Вырождаются люди”. Не ожидая ответа, она пошла дальше, дав о.Иоанну повод к глубокому размышлению…» Поразительно, насколько точно выражен здесь тот духовный закон, который в псалмах Давида озвучен словами: «семя нечестивых потребится». И надо заметить, что эти слова явно исходят от Самого Бога – ведь не бабка Авдотья вольна распоряжаться, кого из людейоставить на племя, а у кого «во едином роде потребится имя его»… Ибо это – прерогатива Самого Господа Бога. Отсюда явно, что Сам Господь Бог обращался здесь к отцу Иоанну устами бабки Авдотьи. Так через простую пожилую крестьянку явственно вещал Сам Дух Святой.

И здесь мы имеем дело, именно, с пророчеством, – предвидением того, что происходит в наши дни. Имеется в виду катастрофическое сокращение численности русского народа…

Крестьянки учили батюшку и были его воспитательницами, и оправдалась, таким образом, его промыслительная фамилия – Крестьянкин…

Вдумайтесь в эти слова! Сам Бог сказал о.Иоанну: «Вот, отец Иоанн, на племя оставлять некого. Вырождаются люди».

Точно так же, как Господь известил Авраама о Своем решении истребить содомлян. Моисея – о Своем намерении истребить Израиля…

И о.Иоанн, – и это видно из всей его жизни, – как и эти ветхозаветные праведники, ответил Богу молитвой о народе. Непрестанной слезной молитвой, отдавая всего себя врачеванию душ…

+  +  +

В документальном фильме Бориса Криницына «Трагедия, которую вы не видели» (2004 г.) отмечено весьма знаменательное совпадение, которое почему-то до последнего времени как бы ускользало от внимания историков. Это, можно сказать, – открытие в исторической науке. Оказывается, первый толчок революционному процессу в 1917 году дали именно женщины, добивавшиеся эмансипации, которая в конце концов, как мы видим, привела к демографическому кризису, поставившему народ на грань вырождения и вымирания… Февральская революция началась именно 8 мартапо новому стилю… В этом фильме кадры, посвященные началу февральской революции, предваряются следующей надписью во весь экран: «23 февраля (8 марта)1917 года, в международный женский день, женщины Петрограда спровоцировали беспорядки, закончившиеся вооруженным бунтом». На следующих за этой надписью кадрах мы видим демонстрацию женщин, несущих транспаранты с требованиями предоставить женщинам возможность активно участвовать в политике, играть крупные социальные роли и обеспечить им доступ и к другим мужским занятиям. МЕСТО ЖЕНЩИНЫ В УЧРЕДИТЕЛЬНОМ СОБРАНИИ; ЖЕНЩИНЫ К СТАНКАМ, ВОЙНА ДО ПОБЕДЫ – гласят надписи на транспарантах…

[6]«Когда сердце очистится Богом, тогда Господь будет жить там и действовать, а в Господе и благодать, и дары, и все и вся изобилуют вполне. Господь, дав Себя человеку, дарует ему и все то, что принадлежит Ему» – цитата из келейных записей архиепископа Антония Голынского-Михайловского, см. книгу «О молитве Иисусовой и Божественной благодати», вышедшую в серии «Путь умного делания», г.Красногорск, 2000г., стр.63. Ср. также: «побеждающему дам сесть на Престоле Моем», т.е., — на Престоле Небесного Царя. И еще, у Апостола: поскольку мы  — дети Небесного Отца, то будем и наследники Ему, «сонаследники же Христу»…

Добавить комментарий

Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Солнце России».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.

#