Должно вам родиться свыше

Вспоминаем ли мы в праздник Крещения Господа крещение свое? Почему это делать полезно?

Таинство Крещения — первое из Таинств, ибо оно вводит нас в Церковь. Должно вам родиться свыше, — заповедует Господь Своим ученикам (см. Ин. 3:7). Он же в беседе с Никодимом поясняет: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух (Ин. 3:5-6). У апостола Павла читаем: Царство Небесное не пища и питие, но праведность, и мир и радость во Святом Духе (Рим. 14:17). В первые так называемые харизматические (от греч. χάρισμα, — «благодать») века христианства пребывание в человеке Святого Духа могло открываться через знамения — такие, например, как дар говорить на различных языках. Но и в относительно близкое к нам время действие Святого Духа в человеке могло быть ощутимо: вспомним беседу преподобного Серафима Саровского с Николаем Мотовиловым. Сейчас же таких явных свидетельств дается все меньше в следствие охлаждения веры. Однако и сегодня Крещение существенным образом меняет жизнь человека.

Свт. Феофан Затворник сравнивает Крещение с тем, как если бы человек в грязной одежде погрузился в некий очистительный состав и вышел оттуда уже в белоснежных ризах, то есть без греха [1]. Только после Крещения в человеке начинает действовать благодать, которой до совершения Таинства путь к сердцу человека был закрыт грехами. Конечно, в той или иной мере проявление добродетели встречается и среди язычников или атеистов. Но говорить о свободе некрещенного человека от греха не приходится: у него просто одна страсть может переходить в другую. Апостол Павел так описывает это состояние падшего человека: Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю […] Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? (Рим. 7:19-24). Сам человек не может избавить себя от своих же грехов, и даже если некрещенному человеку кажется, что он мог бы не грешить — это иллюзия. Спасти человека от него самого, от его падшей природы может только Господь Иисус Христос. Потому что закон духа жизни во Христе Иисусе, — пишет апостол Павел, — освободил меня от закона греха и смерти (Рим. 8:2). В Таинстве Крещения освобождается человек и от власти диавола. Священник произносит специальное запрещение сатане: Запрещаю тебе, диаволе, силою Господа Иисуса Христа, изыди…, а крещаемый отрекается от диавола, дует и плюет на него. Теперь диавол уже не господствует в сердце человека, и только извне по попущению Божию может подступать к христианину, чтобы искушать. Неискушенная добродетель, говорили святые отцы, не добродетель.

Господь нам дал обетование: Кто будет веровать и креститься, спасен будет (Мк. 16:16). Почему Крещение является необходимым условием нашего спасения? Спасти нас может только Господь. Грехи же — первородный (общий для всех) и личные — разделяют человека с Богом. В Таинстве Крещение человек освобождается от власти греха и воссоединяется с Богом. От имени Христова просим: примиритесь с Богом, — увещевает апостол Павел (2 Кор. 5:20-21). Для этого нам и дано Таинство Крещения.

Само слово «крещение» происходит от греч. βάπτιζμα (звучит как «баптизма») — «погружение». В Священном Писании можно встретить также сравнение Крещения с баней водной (Еф. 5:26), баней возрождения (Тит. 3:5). В богослужебных текстах Крещение зачастую называется баней пакибытия, то есть Жизни Вечной. Поэтому Апостол Павел, раскрывая в своих посланиях благодатное значение этого Таинства, отмечает, что мы в нем омываемся, оправдываемся, освящаемся: омылись,.. освятились,.. оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего (1 Кор. 6:11). Для самого же крещаемого, по словам апостола Петра, Крещение является обещанием Богу доброй совести (1 Петр. 3:21), потому что после совершения Таинства Крещения человек из раба становится сыном Божиим и вступает с Господом в совсем иные отношения — отношения верности, послушания и любви.

Крещение также зачастую сравнивается с гробом, что также помогает раскрытию духовного смысла Таинства. Святой Кирилл Иерусалимский пишет по этому поводу: «… вы были препровождены к святой купели Крещения, подобно тому, как Христос был перенесен с Креста в заранее приготовленную гробницу… Исповедав спасительную веру, вы трижды погружались в воду и поднимались из нее, образно знаменуя тем самым трехдневное пребывание Христа во гробе. Через это действие вы умерли и родились, и вода спасения была для вас одновременно гробницей и материнской утробой» [2]. Таким образом, смерть и воскресение уже не являются для христианина неким неведомым абстрактным понятием, каковые они для современного безбожного мира, ибо однажды все мы, христиане, уже умерли и совоскресли со Христом.

Крещение

Крещение

По словам апостола Павла, в Крещении мы крестимся в смерть Христову: Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни (Рим. 6:4). Крещение (напомним, от греч. βαπτίζω — погружаю) есть погружение в смерть Христа, то есть приобщение к его спасительной Жертве на Кресте, и в силу ее искупительного значения — избавление от всякого греха, совоскресение со Христом к жизни новой. Чтобы, — как пишет апостол Павел, — упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху. Ибо умерший освободился от греха. Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним (Рим. 6:6-8). Только освободившись от греха, ведущего к вечной смерти, человек становится способным наследовать вечное блаженство.

Святые отцы раскрывают еще одно значение Таинства Крещения, называя его «святым Просвещением», «печатью христианства» [3]. Ибо человек некрещеный не в состоянии уразуметь внутренней составляющей христианской жизни. В Церкви все таинственно, и человек не сможет понять суть христианства до тех пор, пока не станет членом единого тела Церкви, пока не будет просвещен Духом Святым. Этот смысл Таинства можно увидеть в повествовании о Крещении святого князя Владимира. Будучи еще язычником, он силой захватил христианский город Херсонес, после чего ослеп. Невеста, византийская принцесса Анна, посоветовала ему креститься. Владимир послушался Анну, и произошло чудо. Князь прозрел и по настоящему уверовал в истинного Бога. Причем характер Владимира после этого совершенно изменился: некогда грубый и несдержанный, святой поражал теперь всех своей кротостью и благочестием.

Русское слово «Крещение» также помогает более полному постижению смысла Таинства, ибо в нем ясно прослеживается тема Креста, тема сораспятия Христу. После Крещения — этого нового рождения — христианину необходимо постоянно возрастать духовно, что достигается через искоренение страстей, распятие плоти со страстьми и похотями (Гал. 5:24).

Однако является ли Крещение достаточным условием спасения человека? Безусловно, нет. В Крещении мы только освобождаемся от рабства греху. Дабы нам не быть уже рабами греху, — поясняет апостол Павел (Рим. 6:6). После совершения Таинства новокрещенный невинен, но не безгрешен. Грехи прощены, но природа греховная осталась. По словам же апостола Иакова: Похоть, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть (Иак. 1:15). Однако после Крещения человеку дается возможность не грешить. Потому что до Крещения выбор у него был один: либо грешить, если ты этого хочешь, либо грешить, если ты этого не хочешь. Вот и вся разница. Теперь же христианин властен освободиться от всякого греховного навыка.

Может ли человек после Крещения грешить? Апостол Павел и апостол и евангелист Иоанн Богослов отвечают на этот вопрос однозначно — нет! Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога, — читаем у апостола и евангелиста Иоанна Богослова. — Дети Божии и дети диавола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего (1 Ин. 3:9-10). Вот четкое отличие сынов диавола и сынов Божиих: одни грешат, а другие — нет. Так Господь говорил вопрошавшим Его иудеям: Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи (Ин. 8:41). Грех — это и есть дела диавола. Наш же Отец — Бог, поэтому христиане не грешат. Как предавали вы члены ваши в рабы нечистоте и беззаконию на дела беззаконные, так ныне представьте члены ваши в рабы праведности на дела святые, —пишет апостол Павел (Рим. 6:19).

При этом Церковь состоит не только из святых, но и из грешных людей. Но грешных, то есть ищущих спасения, а не сознательно творящих грех. Это принципиально разные вещи. Творящий грех после Крещения — возвращается в подданство диаволу, выходит из ограды Церкви и сам делает себя рабом греха, и последнее бывает для него хуже, чем первое (состояние до Крещения). Пес возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья идет валяться в грязи, — афористично пишет апостол Петр (2 Петр. 2:22). И это уже не христианство. Христианство — это умереть, но не согрешить. Тело греховное после Крещения может быть и должно (!) быть упразднено. Христианин должен бороться, выдергивать «с кровью» корни греха из души. Именно такую борьбу не на жизнь, а на смерть и означают слова апостола: Мы погреблись с Ним крещением в смерть (Рим. 6:4).

Однако как при этом быть все же с нашими бесчисленными грехами? Необходимо научиться различать немощи и сознательные грехи. Смертные грехи просто недопустимы для христианина, иначе он перестает быть таковым. Ибо подобные беззакония приводят человека к вечной смерти. Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет об этом так: «Смертный грех есть тот, который убивает вечной смертью душу человека, совершившего такой грех. Если человек умрет в смертном грехе, не принеся в нем должного покаяния, то демоны похищают его душу и низводят ее в подземные, мрачные и душные пропасти, во ад, на вечное мучение» [4]. Немощам же в той или иной степени подвержены все люди. Но и с мелкими грехами необходима борьба, иначе, умножившись, они также увлекут нас в погибель: мешок с песком тянет ко дну также как тяжелый камень. Борьба со страстями проходит у каждого по-разному. Главное чтобы она совершалась. Потому что ее отсутствие — свидетельство духовной смерти.

Преподобный авва Дорофей пишет о том, что есть три состояния человека. Первое — человек борется и побеждает свои страсти: таковы святые отцы. Второе — человек борется со своей страстью. Будем надеяться, что это мы. Третье — человек живет по страсти, может быть, даже не отдавая себе в этом отчет, грешит и погибает [5].

Крещение — это только рождение. Необходимо еще возрасти в возраст Христов, совлечься ветхого человека со страстьми и похотями его и облечься в нового Адама, стать причастником Его совершенства. Только тогда человек станет истинно свободным. Цель же любого христианина — спасение, поэтому необходимо переходить от рабства греху к рабству праведности, когда человек по любви к Богу уже не может грешить.

Если до Крещения, он хотел не грешить и не мог, то, достигнув совершенства, человек уже не сможет даже захотеть согрешить. В Патерике повествуется о таком реальном случае. В монастыре два брата, которые никогда в жизни не ссорились, решили попробовать поссориться, чтобы узнать, что это такое. Положили они между собой кувшин и договорились: «Давай, один скажет, что это его кувшин, а другой — что его. Вот так и поссоримся». Как задумали, так и сделали. Один брат говорит: «Это мой кувшин!», другой ему отвечает: «Нет, мой!». «Ну, раз твой — бери его себе», — сказал первый брат. Так и не поссорились [6].

Духовное возрастание происходит через веру, которая есть также как Крещение необходимое условие спасения. Вспомним слова Спасителя: Кто будет веровать и креститься, спасен будет (Мк. 16:16). То есть искупление уже совершено Господом, Он распялся на Кресте за нас, нам остается только принять Его искупительный подвиг в Таинстве Крещения и поверить Евангелию. Причем только та вера истинна, как сказано в Катехизисе, которая исповедуется. Всей жизнью христианина. Или, если это необходимо, его смертью — примером здесь могут быть святые мученики. Кто исповедает Меня пред людьми, — говорит Господь, — того исповедую и Я пред Отцом Моим Небесным (Мф. 10:32). Исповедание веры означает свидетельство человека о своей вере перед лицом опасности, вплоть до смерти. И если бес увлекает человека ко греху, человек исповедает свою веру тем, что подвизается до смерти, но не грешит. А это возможно только под действием благодати, которая подается смиренным. Ибо сказано: Гордым Бог противится, а смиренным дает благодать (Иак. 4:6). Иными словами смирение — есть ненадеяние на себя.

Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!, — сказал благоразумный разбойник (Лк. 23:42). В другом же месте он говорит своему товарищу, также умирающему на кресте: Мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли; а Он ничего худого не сделал (Лк. 23:41). То есть разбойник смирился, осознал свою вину пред Богом и людьми, принял наказание как должное за свои грехи. И тогда Господь говорит ему: Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в Раю (Лк. 23:43). Итак, многого не надо. Можно креститься в конце жизни и, смирившись, сразу попасть на небо. Или вспомним святых мучеников: у них и Крещение, и смерть за Христа происходили одновременно. «Крестились кровью», — говорили про таких.

В древности, всякого человека, живущего после Крещения добродетельной жизнью, называли воскресшим.

Так в Апостольских правилах священнику, совершающему это Таинство, повелевается: «…освяти эту воду, чтобы получающие Крещения сораспялись Христу, умерли вместе с Ним, были погребены вместе с Ним и воскресли для сыновства» [7]. Поэтому святой апостол Павел пишет христианам, принявшим Крещение: Да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его… Почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 6:11-12).

Примечания

  1. Феофан Затворник, свт. Толкование Послания Апостола Павла. К Римлянам, — М.: Правило веры, 2006, с. 331-332.
  2. Цит. по: Малков П.Ю. Введение в Литургическое Предание. Таинства Православной Церкви: учеб. пособ. М.: Изд-во ПСТГУ, 2006, с. 37-38.
  3. Цит. по: Макарий (Булгаков), митр. Догматическое богословие. В 2 т. Том 2. — Киев: Общество любителей православной литературы, издательство имени святителя Льва, папы Римского, 2006, с. 318.
  4. Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание творений. Т. 4. — М., 2001, с. 364.
  5. Авва Дорофей. Душеполезные поучения. — Калуга. 1897, с. 127.
  6. Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание творений. — Т. 6. — М., 2001, с. 402.
  7. Цит. по: Малков П.Ю. Введение в Литургическое Предание. Таинства Православной Церкви: учеб. пособ. М.: Изд-во ПСТГУ, 2006, с. 38.

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Солнце России».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.

#